Актуальная информация
Дорогие гости и игроки, нашему проекту исполняется 4 года. Спасибо за то, что вы с нами.

Если игрок слаб на нервы и в ролевой ищет развлечения и элегантных образов, то пусть не читает нашу историю.

Администрация

Айлин Барнард || Эйлис Стейси
идет набор [подробнее ...]

Полезные ссылки
Сюжет || Правила || О мире || Занятые внешности || Нужные || Гостевая
Помощь с созданием персонажа
Игровая хронология || FAQ
Нет и быть не может || Штампы
Игровые события

В конце мая Камбрия празднует присоединение Клайда. По этому случаю в стране проходят самые разнообразные празднества.

В приоритетном розыске:
Наместник Бринмора, наследная графиня, фрейлины, Марк Кардидд, "королевский" друид, наследный принц Филипп

В шаге от трона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В шаге от трона » Летопись » Рейгед, Королевский сад, 21 мая 1587 года, полдень


Рейгед, Королевский сад, 21 мая 1587 года, полдень

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

За неделю до королевского пира Его Величество Эсмонд II Уоллингфорд встречает леди Ливию Гвайт в королевском саду.

+1

2

Его Величество не слишком суетился по поводу очередной годовщины вхождения Клайда в состав Камбрии. Во-первых, не считал эта настолько знаменательным праздником - отчасти потому что многие произносили "соединение Камбрии и Клайда", словно объединились две равнозначные страны. Разумеется, Клайд - самое большое и богатое герцогство, но все-таки... Во-вторых, такими архиважными вопросами как расписание церемониальной части, выбор блюд для пира, заказ вина на праздник и прочее легли на плечи королевы матери. Участие короля ограничилось в самой важной части - выборе вина и подборе девушек-разливальщиц.
Эти два события произошли только вчера - дегустация вин несколько затянулась, некоторые девушки также были не прочь продолжить веселье, поэтому сегодня король проснулся поздно, как, впрочем, и всегда. В данный момент Его Величество сидел в кресле под сенью вишни и читал. Рядом с ним стоял кувшин и кубок на отдельном небольшом столике. Периодически король делал глоток прошлогоднего сидра, после чего возвращался к чтению.
Выглядел король, несмотря на легкое похмелье, хорошо - черные брюки, легкие сапоги, белая рубашка и модный черный камзол, расшитый по краям золотыми нитями. Волосы и борода были аккуратно причесаны - король всегда должен выглядеть соответственно своему положению.

+1

3

С тех пор, как королева отправила Ливию в отставку – и как свою фрейлину, и как любовницу сына, в сутках оказалось поразительно много часов, которые абсолютно нечем было заполнить. Все попытки предложить свою помощь в устройстве грядущего праздника были отклонены с разной степенью любезности. Придворные чуяли королевскую немилость лучше, чем охотничьи собаки свежую кровь, и опасались замараться. Это было тем более обидно, что не так давно те же люди были предупредительны и любезны с любовницей короля, не потому, чтобы та что-нибудь в самом деле решала, но просто на всякий случай.

Майский день был слишком прекрасен, чтобы сидеть за вышиваньем в четырех стенах, поэтому Ливия вооружилась корзинкой с нитками и пяльцами с начатой вышивкой, чтобы скоротать время в саду. У нее была любимая каменная скамья под корявой старой липой, которая сейчас источала головокружительный медовый аромат. Уединенное место, где они не раз встречались с Эсмондом еще в ту пору, когда не решались заходить дальше пожатия рук и робких поцелуев в щеку или уголок рта. Казалось, уже минула целая вечность, и воспоминания о прошлом постепенно очищались от горького привкуса страха, который тогда владел девушкой, становясь все светлее и умилительные. Прежде было лучше – тогда они любили друг друга и делали робкие шаги навстречу. Сейчас Ливия не знала, как определить свои чувства. Было понятно, что бесконечно продолжаться в том же духе их связь не будет, но все прервалось так внезапно и, честно говоря, глупо…

Велик королевский замок, а все-таки тесен. Увидев Эсмонда за книгой, леди Гвайт едва не повернула обратно, но все же тяга увидеть его наедине, говорить с ним – не важно, о чем, оказалась сильнее.

- Доброго дня, ваше величество, - церемонно склонилась она перед любовником. – Могу я предложить вам мою скромную помощь в составлении приветственной речи? Кажется, все остальные в паре лишних рук не нуждаются.

Отредактировано Livia Dillingham (2015-08-10 20:09:53)

+1

4

Эсмонд поднял взгляд. В этот момент за его лицом было бы интересно наблюдать, если бы вы смогли бы сделать это в замедленной съемке. Первое мгновение - радость. Второе мгновение - стыд. Третье мгновение - уже любезность. Жаль, но заметить эти оттенки настроения было чересчур мудрено.
Будучи человеком воспитанным, он поднялся навстречу даме и жестом указал на рядом стоящее кресло.
- Леди Гвайт, прошу, присаживайтесь. Вишня отбрасывает замечательную тень, - королевский замок был не настолько большим, чтобы они никогда не пересекались. С того самого момента, когда матушка стала недвусмысленно намекать, что их роман затянулся, а сам Эсмонд благополучно попался "на горячем" в самый неподходящий момент, их общение сводилось к почти магическому ритуалу. Эсмонд кивал головой и говорил "леди Гвайт", а Ливия в ответ кивала головой, присаживаясь в реверансе, и говорила "Ваше Величество". За этим следовали пара взглядов - виноватых со стороны короля и разных в зависимости от настроения - со стороны его бывшей любовницы. Неловкость быстро скрашивало то, что оба предпочитали сразу после этого продолжить движение в одном из случайных направлений. В Британии были свои традиции.
- Признаться, обычно таким занимаются люди Министра, но... - он задорно улыбнулся, - Отчего бы нам не написать свой вариант, мне кажется, это отлично поставит графа Арсани в неловкое положение, - он тихо засмеялся. Мальчишеские выходки короля нередко раздражали педантичного Рейналта, но дальше обычного хулиганства дело обычно не шло. Король хорошо исполнял свою роль.
- Как ваши дела? - отчего-то рассеянно спросил Эсмонд, в какой-то момент даже немного растерявшись. В этом вопросе, наверное, было даже больше, чем желание проявить участие - тут был вопрос и о том, что происходит в ее жизни, что она об этом думает, что планирует делать... А звучало это так, словно желание скрасить молчание. Но скрашивать молчание длиной в полгода - не самое простое дело.

Отредактировано Esmond II Wallingford (2015-08-10 20:48:15)

+1

5

Было бы опрометчиво принять вежливое приглашение короля за что-то большее, как бы ни хотелось. Приходилось довольствоваться тем малым, что его величество желал предложить леди, и Ливия удобно устроилась в кресле, с преувеличенным вниманием раскладывая на коленях свое рукоделие. Наверное, так могут сидеть в своем саду пожилые супруги, у которых за десятилетия совместной жизни не осталось других тем для беседы, кроме переменчивой погоды и стариковских болячек. Все прочее же давно истлело, стало прахом и пыльным вихрем разлетелось по ветру – девушка едва заметно поежилась, слишком живо вообразив себе собственную старость, до которой вполне могла и не дожить вовсе.

Что хотел услышать от нее Эсмонд, задавая свой обманчиво простой вопрос?

«Благодарю, сир, у меня все хорошо, я нисколько не тоскую по тому, что утратила». Во-первых, это было бы неуклюжей ложью, во-вторых, ложью оскорбительной, потому что ни один верный подданный не смеет быть счастливым, потеряв милость государя, и в-третьих, оскорбительной вдвойне – для мужчины, которого совсем недавно убеждали в том, что он единственный и неповторимый. 

«Благодарю, сир, я погибаю от тоски, вы не покидаете моих мыслей ни на минуту». И такой ответ был бы тоже нехорош, потому что Ливия меньше всего хотела предстать перед Эсмондом унылой плакальщицей, потому что его окружало слишком много других девушек, чей цвет он еще не сорвал, веселых, довольных, на все готовых для своего короля.

- Чтобы труды лорда Арсани не были тщетными, возможно, нам лучше стоит сочинить что-нибудь воодушевляющее к моей свадьбе? Ваша августейшая матушка продолжает искать мне мужа, правда, держит в тайне, кого именно предназначает мне в супруги. Если имя этого человека неизвестно и вам, мы могли бы определить нескольких возможных женихов и делать на них ставки, как на скачках. Кто придет первым, получит меня. А тот, кто угадает победителя, получит… скажем, имбирный пряник со свадебного стола, - к концу своей речи Ливия сумела тоже вполне искренне засмеяться.

Отредактировано Livia Dillingham (2015-08-10 22:12:42)

+1

6

Она мягко ушла от ответа на вопрос, и Эсмонд не был склонен ее винить. Если бы она спросила что-то подобное у него, что бы он ответил? "О, отлично, вот недавно переспал с близняшками! Ну, технически, только с одной, потому что к тому времени уже был изрядно пьян... да и не помню с которой"? Эта фраза пригодилась бы для какого-нибудь старого друга - бахвальство тут явно было бы к месту, но для Ливии, учитывая обстоятельства, сопровождавшие их разрыв... нет, это было бы плохим вариантом. Признаваться в вечной любви было бы еще хуже - зачем накручивать градус драмы, не имея решения этой проблемы?
Когда Ливия начала говорить про свою свадьбу, выражение лица Эсмонда застыло в любезной улыбке. Нет, конечно это было правильно - Ливия молодая красивая девушка, вполне логично, что ей нужен муж. Но отчего матушка занялась этим именно сейчас? Хочет убрать ее отсюда перед королевской свадьбой? Ливия засмеялась, и Эсмонд улыбнулся, зеркально повторяя ее действие.
- Вот как, - сказал он спокойно, - Боюсь, моя августейшая матушка сочла, что мне не обязательно это знать А что говорит по этому поводу Рейналт?
Король потянулся к столику и наполнил себе кубок сидром.
- Сидра? - спросил он будничным тоном.

+1

7

- Граф Арсани не говорит, граф Арсани изрекает, - Ливия скорчила гримаску, передразнивая обычное выражение лица своего высокопоставленного родственника. – Однако в любом случае я недостойна того, чтобы он обращался ко мне напрямую.  Подозреваю, что ее величество и лорд первый министр сделали из поиска жениха такое же развлечение, как и мы. В конце концов, в их возрасте не так уж много возможностей повеселиться! Я так и вижу их беседу, - девушка сложила в щепоть пальцы правой руки и «заговорила» ими, подражая голосу королевы: - «О, граф, вот превосходная партия: дважды вдовец с шестью детьми и почти все зубы целы!»

Проделав то же с левой рукой, Ливия загудела басом, изображая уже Арсани:

- «О нет, моя королева, позвольте вам предложить еще более интересное решение:  трижды вдовец с девятью детьми и деревянной ногой, он за последние двадцать лет не больше двух раз покидал собственный замок!»  Наверняка, - продолжила она уже естественным тоном, - они говорят обо мне, как о переспевшем яблоке, котрое так долго висело на ветке, что начало подгнивать. Есть его уже нельзя, но на джем еще сгодится. Или на сидр, - девушка придвинула к руке короля пустой кубок.

Насколько было известно леди Гвайт, вопрос ее брака был далеко не единственным, в который его величество не посвящали. Однако, в отличие от тонкостей налогооблажения и воинских повинностей, собственное будущее глубоко волновало Ливию. Было бы неплохо, если бы король попытался хоть отчасти представить ужас, охватывающий ее при мысли о замужестве. Она верила, что Эсмонд способен на сопереживание – разве не он стирал поцелуями ее слезы в ту первую ночь, после всего, когда уже сломил все робкие попытки сопротивления и доказал свою мужскую доблесть?

+1

8

Король наполнил кубок сидром, довольно посмеиваясь над представлением Ливии. Да, некоторые вещи не меняются, например, склонность к балагану, присущая им обоим. Изысканная самоуверенность Арсани и властный темперамент его матери так и просились на небольшую долю сатиры - что поделать.
Эсмонд протянул кубок Ливии и откинулся на спинку кресла, положив ногу на ногу в не слишком королевском жесте. Те, кто близко знал короля, вообще с удивлением обнаруживали, что Эсмонд в общении и Эсмонд на троне перед подданными - это словно два разных человека.
- Ваше яблоко не подгнило, его сорвал садовый вор, - мягко улыбнулся Его Величество, незряче глядя куда-то. На нем лежала ответственность - он и сам это прекрасно понимал. Разумеется, сейчас в жены ее возьмет либо человек, для которого красота жены важнее приданого и политической составляющей (что было изрядной редкостью), либо кто-то настолько бедный, что сделает это ради той подачки, что найдет королева в виде приданого. Проклятье.
Король сделал пару глотков из кубка.
- Я поговорю с королевой, - сказал он осторожно, - Если что-то узнаю, расскажу.
Матушка любила его, но всю жизнь считала несмышленым малышом. В глубине душа он понимал, что частично она права - в его возрасте отец уже водил армии... куда-то там, но то - отец, его фигура непогрешима. Эсмонд же - яблоко, упавшее далековато от яблони. Но даже если и так, ему хватит сил добиться от нее ответа. Если Ливия в итоге пострадает по его, Эсмонда, вине... Плохо, когда тебя ненавидят другие, хуже, если ненавидишь себя сам.

+1

9

- Нет, - коротко отозвалась девушка, покачав головой. – Вряд ли это поможет. Просто вы впредь заговорите с голоса своей матери. Она убедит вас в том, что я упряма и неблагодарна, что нуждаюсь в твердой руке, чтобы не запятнать себя блудом еще худшим,  - она лукаво улыбнулась, не без вызова взглянув в глаза королю:

– Впрочем, я вполне верю, что лучшего блуда, чем с вами, сир, мне испытать не суждено.

Ливия отпила глоток, покатала на языке приятный кисло-сладкий привкус яблочного вина. Один Господь ведает, сколько еще ей можно будет наслаждаться жизнью в Рейгеде, прежде чем оказаться в каком-нибудь захолустье босой и беременной. Она не питала иллюзий относительно того, как мужчина может обращаться с женщиной, которую презирает. Если уж добродетельные девственницы не были застрахованы от побоев и проклятий, что говорить о ней, порченой? Ее отец , сам того не зная, заплатил жизнью за то, чтобы его дочь выросла при дворе, и даже этой благородной жертвой не уберег ее от упреков в том, что она бесполезное, никчемное создание. Королева собиралась купить ей мужа, заплатив честной монетой, и такая сделка проклятием легла бы на Ливию и ее потомство. Супруг, которому приплатили за свадьбу – какой уважающий себя мужчина пойдет на подобную сделку? Впрочем нет, не так – разве подобный человек окажется настолько мудр, чтобы никогда не напомнить об этом своей жене? 

- Эсмонд, - тихо окликнула она, накрывая его ладонь своей. Солнечные лучи заиграли на крупном рубине, украшающем ее безымянный палец – одном из подарков короля своей возлюбленной. – Ведь мы на самом деле не хотим расставаться… Мы даже не ссорились по-настоящему. Это словно чьи-то злые чары!

+1

10

Все-таки Ливия прекрасно знала своего короля и возлюбленного. Он был весьма падок на лесть, и этим пользовались те, кто знал его достаточно хорошо. Она знала его прекрасно. И все же он чуть нахмурился, когда она сказала, будто он будет говорить голосом своей матери.
- Она мне уже говорила подобное, но я не считаю тебя неблагодарной. Упрямой вот - другое дело, - улыбнулся он.
Матушка хочет убрать ее подальше. Спрятать, как постыдный след слабости своего сына - молодой фаворитке нечего делать при дворе короля, который вот-вот женится и должен будет выглядеть образцом добродетели. А Ливия... Она просто исчезнет, словно ее и не было никогда. И придворные об этом забудут, опасаясь гнева королевы. И все будут довольны - и королева, сын которой будет занят зачатием наследников, и король, свидетельство распутности которого будет надежно спрятано... Вот только Эсмонд, а не король, будет ненавидеть себя и считать последней сволочью. Наверное, это нормально для монархов, но это было бы невыносимо для него.
Рука девушки накрыла его ладонь, и он удивленно посмотрел на бывшую любовницу. Она ведь совсем не изменилась - прошло всего полгода. А возможно, даже стала еще прекраснее. Но все-таки он был не только влюбленным мальчишкой, но и королем. И мужчиной - отчасти благодаря ей.
- Ты и сама знаешь, что это не могло длиться вечно, Ливия, - он покачал головой и чуть сжал ее руку, - Чего бы мы ни хотели, есть правила, против которых мы бессильны. Мы больше не дети, у нас есть ответственность.

+1

11

- Я поступила безответственно, когда приняла вас в своей постели, - с деланным раскаянием склонила голову Ливия, нежно сплетая свои пальцы с пальцами Эсмонда, словно пытаясь напомнить ему о тех мгновениях, когда они были соединены воедино живой трепещущей плотью. – Я поступила безответственно, когда отдала вам свое сердце. Еще более безответственной я была, когда не стала таиться, словно преступница, а всему свету рассказала о счастье принадлежать вам.  Конечно, я заслуживаю самого сурового наказания за это. Пожизненной ссылки и тюремного заключения будет достаточно, сир?  Какой-нибудь грубый мужлан будет терзать мое тело, а деревенский священник - душу. Я буду истекать кровью, буду таять слезами, как свеча, потому что не станет моих сил терпеть, чтобы шелудивый пес ложился там, где было место льва. Но мои страдания не продлятся долго. Тогда какой-нибудь бродячий певец сложит грустную балладу о развратной леди Гвайт, чтобы глупенькие девочки учились на дурном примере и никогда, никогда не переступали через взрослые правила. 

От жалости к себе на глаза Ливии все-таки набежали слезы, и она прерывисто вздохнула, на мгновение отворачиваясь от любовника, чтобы совладать с нахлынувшими чувствами.

- Если бы это не было смертным грехом, ваше величество, я бы нашла способ искупить эту свою вину перед вами и вашей августейшей матушкой. Но раз уж я не могу убить себя сама, вам придется просто подождать, пока это сделают другие. Возможно, вы даже не узнаете о моей смерти, и я просто растаю в пустоте, будто и не было меня вовсе. 

+1

12

Эсмонд даже немного прокашлялся - он и не подозревал, что ситуация настолько плоха, но, с другой стороны, в ее словах была доля правды. Одна ее ошибка, к которой он ее и склонил, теперь стоила ей серьезных проблем - хоть и, разумеется, Ливия несколько драматизировала ситуацию.
- Послушай, не может же быть все настолько плохо. Тебе в любом случае придется выйти замуж, как и всем, - я ведь не могу вечно держать тебя рядом, меня тогда точно на вилы поднимут и не поморщатся. Но что должно быть в моих силах - принять участие в выборе кандидата, и, насколько это возможно, оттянуть этот момент.
Он протянул руку и вытер слезу с ее лица.
- Ну же, верни улыбку на это милое личико, - улыбнулся он, - Никто не хочет тебя наказывать, ни моя матушка, ни тем более я. Я что-нибудь придумаю - все же ответственность лежит на мне, значит, мне и решать этот вопрос, так?
Он уже много раз говорил себе, что надо быть более ответственным. Пиры и охоты были интересными, не говоря уже о юных фрейлинах (текущих и бывших) или сочных крестьянках, но недавно он стал задавать сам себе простой вопрос: что сказал бы отец, увидев, как его сын носит его корону? Эсмонд отца помнил плохо, но отчего-то ему казалось, что он был бы крайне недоволен. Так почему бы не проявить ответственность и не помочь своей... гм, подданной? Да, именно так: исправить собственную ошибку и восстановить справедливость! Вернуть ей девственность, очевидно, не в его силах, но почему бы не попробовать найти ей нормального мужа? Например, дряхлого старикана. Живущего где-нибудь поближе.
- Все будет хорошо, ясно? Повтори это.
Он должен быть хорошим королем. Справедливым и честным.

+1

13

В идеале, конечно, леди Гвайт хотелось бы и самой поучаствовать в выборе будущего мужа, поскольку, в конечном счете, она и была самым заинтересованным лицом, но король уже предложил ей больше, чем девушка могла рассчитывать. Она неплохо успела узнать сильные и слабые стороны своего возлюбленного, и могла утверждать, что Эсмонд по натуре был вполне добродушен и милостив, особенно если для этого не требовалось прилагать никаких усилий. К сожалению, отстаивать свою точку зрения перед королевой-матерью было куда сложнее, чем бросить монету нищему, проносясь мимо по пути на охоту.

- Все будет хорошо, - послушно повторила Ливия, хотя на самом деле не испытывала такой уверенности. – Я доверяюсь вашему величеству… снова. Как доверялась всегда, - она почтительно поднесла руку Эсмонда к губам, коснулась легким, едва ощутимым поцелуем, выражая свою преданность государю.

Девушка соскользнула с кресла, рассыпая по земле мотки ниток и порывисто опустилась перед любовником, обнимая его ноги и опуская голову к нему на колени, словно на плаху.

- Вы один можете спасти меня от горькой участи, - выдохнула она, не поднимая головы. – Довольно только сказать: «Такова моя королевская воля», чтобы изменить все старые  глупые правила. Все, кто вам верен, кто любит вас, повинуются этому с охотой. А ваши недоброжелатели…

В смятении Ливия скомкала в руке свое вышиванье, позабыв, что в него воткнута иголка, и с жалобным вскриком отстранилась, держа на весу окровавленный палец. «Дурное знамение», - мельком пронеслась противная мысль.  Или напротив? Ведь недаром язычники всякое благое начинание освящают жертвоприношением, умиротворяя древние божества.

+1

14

- Вот и молодец, - улыбнулся король. Она ему гораздо сильнее нравилась, когда была счастлива. Если у него получится задуманное, то она будет если не счастлива, то хотя бы не будет лить слезы о своей участи. А там, кто знает... Но нет, это не самая лучшая идея. Матушка тогда точно ее со свету сживет.
Ливия опустилась перед нам на колени, положив ему на ноги голову, и он автоматически погладил ее по рыжим волосам. Нет, ему было приятно, что девушки стоят перед ним на коленях, но обычно это происходило несколько иначе и в более интимной обстановке, так что Эсмонд на всякий случай огляделся по сторонам - не смотрит ли кто.
- Чтобы быть королем, недостаточно сказать "я - король", - улыбнулся Эсмонд, - Но я попробую. Доверься мне.
Иногда Эсмонд задумывался, что будет, если он, к примеру, прикажет гвардии арестовать Первого Министра. Сделают ли они хоть шаг? Или гвардейцы тоже на его прикорме? Одно радовало короля - в ближайшее время такого делать не понадобится, а значит, есть время попробовать это изменить. Увидев кровь, король вытащил из кармана платок.
- Вот возьми, прижми, - он прижал платок к ранке. Для Эсмонда это не было ни дурным предзнаменованием, ни жертвой богам. Он вообще был весьма либерален в этих вопросах для своего времени - половина его друзей были язычниками, половина - христианами; и ничего, уживались ведь как-то.

+1

15

Ей никогда не приходила в голову идея стать законной женой Эсмонда, хотя бы потому, что это значило получить в  свекрови королеву Ренату. Ливия знала свое место, и до сих пор оно вполне ее устраивало. Находясь в непосредственной близости от престола, она понимала, что есть слишком много вещей, с которыми должен считаться государь, но все же надеялась, что хотя бы вопрос ее брака можно будет решить августейшим произволом.

- Спасибо, ваше величество, - благодарно улыбнулась девушка.

Нынешние прикосновения короля были лишь бледной тенью прежних ласк – казалось, он боится на лишнее мгновение задержаться кожа к коже, чтобы вся его учтивость не закончилась там, где и прежде, под юбками Ливии. Эсмонд сам научил ее желать его, предлагать себя разнообразно и с фантазией, наслаждаться каждым мгновением любовной игры, а теперь вел себя так, будто за все время их знакомства самое большее целовал ее в лоб, как покойницу.  Девушка искренне не понимала, почему любовник отвергал ее,  ведь она оставалась прежней – молодой, красивой, страстной. Если бы только сейчас он заключил ее в объятия вместо того, чтобы предложить носовой платок, леди Гвайт была бы готова перетерпеть любую страшную рану, склонив голову ему на грудь.

Пока он придвинулся к ней, спеша помочь, они оказались так близко, что Ливия ощущала теплое  дыхание короля на своей щеке. На расстоянии поцелуя, сказал бы какой-нибудь менестрель, и было бы непростительным грехом не сократить этого расстояния.  Свободной ладонью она легко, едва касаясь, скользнула вверх по расшитому золотом рукаву, на мгновение задержалась на широком плече возлюбленного и, наконец, окунула пальцы в его русые волосы, мягко притягивая к себе еще ближе.

Отредактировано Livia Dillingham (2015-08-12 12:32:27)

+1

16

Эсмонд спокойно наблюдал за ее рукой, словно ему было даже любопытно, что за этим последует. Четыре года назад Ливия была тихой, скромной, но очень любопытной девушкой, а сам Эсмонд - не менее любопытным и чуть менее скромным. Они изучали друг друга, узнавали свои сильные и слабые стороны, искали то, что нравится им обоим, и находили это. Становясь все более искушенными, между ними что-то исчезало - чистое и невинное влечение уступало место чему-то иному, куда более темному и дремучему.
Король невольно подался вперед, навстречу некогда возлюбленной, и их губы соприкоснулись - всего на пару секунд, и Эсмонд, взяв Ливию за плечи, мягко, но непреклонно отодвинул ее от себя.
- Нет, нельзя, - сказал он, сам не веря, что говорит сейчас это. Будь на ее месте какая-нибудь скучающая вдовушка или разжалованная фрейлина, он бы просто повел ее в одну из пустующих гостевых комнат, но здесь все не могло быть так просто.
- Если нас увидят люди королевы, это все серьезно усложнит. Пока я не устрою все с твоей свадьбой, лучше будет, чтобы нас не видели вместе, понимаешь?
Ведь королева могла поступить и проще. Яд в бокал, нож якобы обманутого любовника, - да сколько угодно могло быть вариантов избавиться от младшей фрейлины, которая позабыла свое место. А кровь ее будет на его, Эсмонда, руках, потому что он в очередной раз не смог удержать на себе штаны.
Король помог ей подняться и усадил обратно в кресло, принявшись собирать упавшее шитье. Боги, почему все стало так сложно?

+1

17

Несмотря на испытанное разочарование, Ливия не могла оспаривать правоту любовника: риск разозлить старую королеву был слишком велик, и несколько украденных поцелуев определенно того не стоили.  И все же рассудительность Эсмонда была такой непривычной, такой досадной, что очень трудно было побороть сомнения в его искренности. Вернее, помимо названных причин девушка подозревала существование других поводов к воздержанию, и вряд ли они были лестными для нее.

Ливия  старательно подставляла корзинку под  разноцветные мотки ниток, которые его величество галантно поднимал с земли, стараясь унять волнение.  Как и все рыжие, леди Гвайт легко краснела, и сейчас ее щеки пылали таким ярким румянцем, будто они с королем не менее часа предавались самому оголтелому распутству, а не просто едва ощутимо соприкоснулись устами.

- А потом, - робко проговорила она, с надеждой гляда на Эсмонда, - потом, когда все решится… и меня сговорят за другого мужчину…  мы сможем попрощаться? Провести вместе еще одну ночь,  самую последнюю? Вы не откажете мне в таком свадебном подарке, ваше величество? Я не хочу ничего другого, только снова принадлежать вам. Эти воспоминания будут моим сокровищем. Я стану перебирать их, как драгоценные камни, долгими одинокими вечерами.  Обещаю,  я буду всегда думать только о вас, выполняя свои супружеские обязанности – без желания, по одной только необходимости. 

На первый взгляд это было просто еще одним опрометчивым поступком, способным вовлечь Ливию в новые неприятности, но она верила, что сможет заново разжечь страсть в душе любовника. Просто следует придумать что-нибудь совершенно особенное, незабываемое, что заставит Эсмонда возвратиться к ней за продолжением, и нежеланная помолвка рассыплется по его воле, как карточный домик.

+1

18

Мнения внутри Эсмонда на секунду разделились.
Первое мнение говорило языком ярких вспышек эмоций и советовало что-то вроде "Плевать, бери ее прямо здесь!" Это самое первое мнение достаточно давно было, можно сказать, главным, но на этот раз у него появился конкурент, который звался здравым смыслом. И он как раз подсказывал, что чем-то подобным сделает только хуже и себе, и ей. Нужно просто все закончить - раз и навсегда. Просто сказать "Прости, но я тебя больше не хочу". В ответ на это первое мнение негодующе заявило, что врать нехорошо, и очень даже хочет.
- Я... Сперва я должен убедиться, что ты в безопасности, - ловко ушел Эсмонд от этого нелепого противостояния, - Никто не знает, что будет дальше, но в наших силах хотя бы пытаться поступать правильно, - он вернул ей вышивку и неожиданно подмигнул, мигом напомнив того Эсмонда, к которому привык весь королевский двор, - А там посмотрим, - добавил он с улыбкой.
- Тебе лучше уйти, пока нас здесь не увидели, - сказал король, подавая ей руку.

+2

19

Девушка было достаточно сообразительна, чтобы понять, когда ей говорят «нет», просто другими словами. Положение леди Гвайт в самом деле было слишком шатко, чтобы она продолжала настаивать, рискуя потерять своего единственного заступника, пусть даже такого ветреного, как Эсмонд. Несмотря ни на что, он честно старался о ней заботиться, и Ливия, в общем-то, могла посетовать только на легкомыслие своего возлюбленного. Во всем прочем он был почти совершенством – добрым, нежным, щедрым, веселым, изобретательным на ласки…  Она не однажды наблюдала, как ловко Эсмонд уклоняется от встреч с людьми, которых считает утомительными, и вовсе не жаждала войти в их число, нагнав на короля скуку излишне яркими подробностями своих душевных переживаний.       

Ливия прижала к груди свою корзинку и ответила ему такой же лукавой улыбкой:

- Я обещаю беречь себя для вашего величества.

Будут и другие встречи, когда она сможет напомнить Эсмонду об его обещаниях. Нужно лишь вооружиться терпением рыбака и какое-то время просто смотреть на удручающе гладкую поверхность воды, вместо того, чтобы поминутно дергать удочку, рискуя потерять не только наживку, но и крючок. Ливия могла только надеяться, что ей не придется ждать слишком долго.

Эпизод завершен

Отредактировано Livia Dillingham (2015-08-12 23:11:42)

+1


Вы здесь » В шаге от трона » Летопись » Рейгед, Королевский сад, 21 мая 1587 года, полдень


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC