Актуальная информация
Дорогие гости и игроки, нашему проекту исполняется 4 года. Спасибо за то, что вы с нами.

Если игрок слаб на нервы и в ролевой ищет развлечения и элегантных образов, то пусть не читает нашу историю.

Администрация

Айлин Барнард || Эйлис Стейси
идет набор [подробнее ...]

Полезные ссылки
Сюжет || Правила || О мире || Занятые внешности || Нужные || Гостевая
Помощь с созданием персонажа
Игровая хронология || FAQ
Нет и быть не может || Штампы
Игровые события

В конце мая Камбрия празднует присоединение Клайда. По этому случаю в стране проходят самые разнообразные празднества.

В приоритетном розыске:
Наместник Бринмора, принцесса Клайдская, фрейлины, Марк Кардидд, "королевский" друид, Силуэн, принцесса Клайдская и Камбрийская

В шаге от трона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В шаге от трона » Да будет пир! » Королевский пир с 21:00 до 21:30


Королевский пир с 21:00 до 21:30

Сообщений 61 страница 81 из 81

61

Опыт прожитых с отцом лет и собственная догадливость подсказали Соларе, что бранится он напрасно и абсолютно несерьёзно. Тем более это пир, хмеля в избытке, всяко бывает. Она ответила лишь «Хорошо, отец» на его слова о желании представить Барнарда герцогу. Солара знала Виллема Карлайла в лицо, отец уже не впервые имел с ним дела, однако старшая дочь графа Кардидда едва ли она могла вспомнить, как лично беседовала с ним о чём-то. Поспешив вместе с отцом и братом к столу, она сохранила на губах улыбку. Слова Барни «Так значит, королевы и страшными могут быть?» застряли у неё в памяти. Но что поделать, он пока ещё ребёнок, пусть отец и требует от него держать себя подобно старшим.

Настойчиво усаженная отцом на место рядом с герцогом, Солара не успела как следует поклониться тому. Когда отец представил Барни, а затем и её, девушке оставалось лишь уважительно склонить голову, приветствуя герцога Карлайла, и произнести: «Ваша Светлость». Весёлым и получающим удовольствие от пира он не выглядел, хотя возможно это был напускной вид. Одежда герцога была тёмных тонов — для такой использовались самые дорогие красители.
Барнард сидел на столе как раз между герцогом и Соларой, и наверное сильно волновался, ведь его впервые представляли такому важному человеку. Мальчишкой он был любопытным и всегда старался храбриться, но Солара на всякий случай, стараясь сделать это как можно менее заметно, ободряюще накрыла руку маленького брата, лежащую на столе, и легонько пожала её. Несмотря на подозрения о том, что отец может предпочесть в качестве наследника не Марка, а кого-то из младших братьев, несмотря на то, что у них были разные матери и на то, что у Солары были поводы не любить многочисленное потомство графа, родившееся не от её матери, в особенности Эллу, которую отец явно и открыто предпочитал больше родной  дочери, у неё не было веских причин желать Барнарду зла. Ему всего шесть, в этом мире он ещё неопытен и не успел сделать никому ничего дурного.
Держать себя в руках она умела, и пока предпочла не вступать в разговор, ограничиваясь лёгкой улыбкой и внимательным взглядом. Спросят —  тогда она ответит. Кьяра была вне себя от счастья, когда отец разрешил ей пойти потанцевать, однако же Соларе достались дела поважнее, ведь быть рядом с графом Кардиддом и его союзниками — действительно важно.

+1

62

Выслушав слова графа о его воспитаннике, герцог кивнул.
- Надеюсь что так... Главное, как наставник, не забудьте дать его доброте острый меч, да научить им пользоваться. Это он вспомнит с благодарностью не меньшей, чем доброту... Да и прожить сильный и добрый сможет куда дольше, чем добрый, толковый - но неумелый... Впрочем, не сомневаюсь, что вы понимаете в этом больше меня - как-никак, многие из тех, кто учился у вас, уже сами прославились в битвах... - вспомнил Виллем о заслугах графа. Сам он пока не брал на воспитание молодых благородных юнцов, не до них было.

Граф не долго искал среди пира своих детей - уже через несколько минут он вернулся в сопровождении мальчика лет семи и девушки примерно втрое старше. Оба они почтительно поздоровались, не смея произнести первыми ничего больше. На их счастье, Виллем не так давно сам был в схожем положении - разве что при дворе был редко, но так же пребывал в тени имени своего отца. Так что никакого высокомерия он не испытывал, прекрасно понимая что пройдет пять, десять или двадцать лет - и память об этой встрече может быть единственным скрепляющим звеном между ними в тяжелую годину. Так пусть эта память будет приятной.

- Рад наконец-то самому увидеть достойных молодых представителей дома Кардидд. Доброго дня, леди, доброго дня, юный граф. Ваш отец имеет все права вами гордиться. Вижу, вы красивы и учтивы, это хорошо. Что же до тебя, Барнард... - обратился герцог к мальчику.

- Думаю, ты оправдаешь все надежды отца, вопрос лишь - раньше или в тот срок, когда он этого ждет... Не сомневаюсь, что мы с тобой еще не раз увидимся в будущем, и кто знает, не совершишь ли что-то такое, что не только твой отец, но и я буду гордиться таким вассалом? - решив окончательно поселить в сердце юнца верность и отвагу, Виллем протянул руку и слегка похлопал его по плечу.

- Да, граф, ваши дети достойны всяческой похвалы! - подтвердил он снова. - Но вернемся к нашим делам... Что же до женитьбы малышки Барнард - сейчас это будет лишь путое обещание, озвучивание своих планов. У меня есть другая идея... Моя сестра, Мелисса, могла бы пригласить юную леди в гости... Это обеспечило бы нам верность ее вассалов, так как переметнуться на чью-то сторону им было бы куда сложнее, пока наследница дома жива. А что же до продолжительности визита гостьи - думаю, никто не ставит под сомнение гостеприимство нашей семьи? Мы будем рады принимать гостью и месяц, и три, и год... Сколько потребуется, чтоб Мелисса стала верной подругой и фактически опекуном малышки Айлин. А когда они сдружатся, можно будет спокойно отпускать Айлин домой - любое указание и просьба Мелиссы станут для нее куда важнее, чем прочие советы... - и герцог утвердительно кивнул.

- И последнее... Я все же против визита к королю сейчас. Если он просто нам не поверит - а кроме слов у нас ничего нет - мы будет выглядеть легковерными дураками. Если поверит - для нас особо ничего не изменится, не пошлет же он королевские войска нам на помощь до начала войны? Лучше будет делать то, что мы можем пока что сами... В том числе и в Бринморе. Вот о нем можно и оговорить с Его Величеством. Не желаете ли заняться этим вместе со мной? - спросил герцог, вставая.

0

63

- О, ваша светлость, вы мне льстите
Граф расплылся в довольной улыбке, почесывая начавшую пробиваться щетину на щеках. Ему было чертовски приятно услышать такую похвалу от сюзерена. Приятно, когда начальство ценит усилия. Еще приятнее, когда оно помнит их. Граф имел полное право рассчитывать на благодарность со стороны вышестоящих, но те нечасто спускались в низы. А когда спускались все больше наровили раздать мотивации под зад. Поэтому Кардидд предпочитал сидеть тихо в своих владениях, границу защищать добросовестно (даже братьями пожертвовал ради нее проклятой), в дела региона не лезть, сюзеренов просьбами не изводить. Политика оказалась весьма действенной и до сих пор проблем не возникало.
Граф с особым удовольствием представил часть младшего поколения. Оба они и сын, и дочь повели себя достойно, хотя некоторые опасения относительно сына граф все же испытывал. Мальчишка вращался отнюдь не в великосветских кругах и придерживал язык только после щелбанов и затрещин. Но внушительный вид Вильяма сделал свое дело.
- И возраст самый подходящий, - осторожно заметил граф. Мать Солары была еще старше, когда ее выдали замуж за Кардидда, и ничего - дети получались, как пирожки.
- Без ложной скромности скажу, что Барнард будет надежным хранителем приграничья. У этого мальчика есть все -
сильные руки и цепкий ум. Он будет командовать смело и взвешенно. И возможно, лет через -цать, наши дети будут сражаться рука об руку. Тогда, у костерка, разделив еду попала Барни обязательно расскажет вашему сыну, каков был его отец много лет назад. Да, Барни?
- Кардидд взлохматил русую шевелюру сына и щелкнул его по носу.
- А вы, ваша светлость, не ищите ли здесь себе жену? Пора бы, пора освободить вашу мать от обязанностей хозяйки и дать ей отдых. Воспитание Миллисы достаточное наказание как по мне, - он рассмеялся и позвал очередную младшую фрейлину.
- Найди ка, милая, нам всем кубки, да налей лучшего вина. Выпьем за будущее наших детей.
В ожидании хмельного напитка мужчины продолжили разговор о делах.
Про свадьбы Кардидд знал много и про то, что наступает затем. Но в этом мире женитьба была единственным надежным способом обзавестись потомством со связями. В задумчивости граф не заметил, как схватил за загривок сына и так продолжал держать его, прижимая к себе.
- Со Стейси ваш род прочно породнился, почему бы не поискать жену в другом. Не менее крепком и плодовитом?
В округе есть несколько девиц на выданье. Будет из кого выбрать. Что же касается нашей соседки, то ваш план практически безупречен. С той лишь оговоркой, что малышке 6, а вашей сестре 17. Я хочу сказать, Милиссе пора замуж. Она может взять девочку с собой. Но, во-первых, не будет ли тогда верность девочки на стороне родичей мужа вашей сестры. А, во-вторых, всегда лучше, когда девочка остается в своих землях и растет на глазах у вассалов.

Кардид наконец отпустил выкручивающегося из его рук сына и усадил того сестре на колени. Получилась очень милая семейная картина.
- Мальчик толковый и соседом нам всем будет добрым. От того, Ваша Светлость, и предлагаю малышку ему отдать.
Поймите меня, герцог. Человек я военный, хозяйственник. Политика для меня далека и жужда. Не умею я спину гнуть так, где в морду дать охото. Мне одного вашего слова было бы достаточно, чтобы верить в честность намерения. Никогда бы не посмел я сам и никому из своих детей, к которым и Эдмунда причисляю, не позволил бы назвать ваше слово "пустым обещанием" Все может изменится за столько лет. Это правда, но ведь и помолвка не торопит никого. Если изменятся обстоятельства изменится и обещание.

Он вздохнул, развел руками, снова вздохнул
- Но повторюсь, милорд, я не политик. Я воин. Хорошего воина надо поощрять, чтобы был смысл в его геройстве.
С соседями стоит дружить, чтобы можно было воевать с врагами. Моя логика простая, милорд.

Но если в ситуации с Барнардами, граф был уверен в своей правоте и искренне советовал то, что сделал бы сам на месте Карлайла, то в политике приграничья он не смыслил ничего. Сюзерен был прав на все 200%. Говорить с королем о войне сейчас было бессмысленной глупостью и пустозвонством. Их бы подняли на смех и прогнали. Кардид закусил горечь ляжкой ягненка и запил пинтой вина. Стало полегче.
- Вы правы. Разговор сейчас преждевременен. Придется ждать новостей с той стороны. - он вздохнул. - ну давайте хотя бы выпьем сейчас! Раз уж так, - предложил граф. Девушка, которую он послал за кубками, как раз возвращалась к ним.

+1

64

Возможно, будь Барнард еще немного старше, он ощутил бы важность момента до таких пор, что и впрямь мог разволноваться. Но не сейчас. Мальчик находился в том замечательном возрасте, когда заботы, проблемы и переживания все еще находятся где-то вне тебя. Вполне возможно даже, что это продлится совсем недолго. Некоторые дети действительно быстро взрослеют, но Барни повезло быть самым младшим в их большой семье, и волей-неволей старшие дети его опекали, эту же опеку он чувствовал и от отца, когда как некоторые из его потомства были ее лишены.
Впрочем, руки он не отнял, когда сестра положила сверху свою ладонь. Девочки они же такие, нежные совсем и ранимые. Наверняка, она могла испугаться, а Барнард был совсем не против защищать сестер, притом сразу всех, как должен поступать мужчина.
- Вы будете мной гордиться, - тут же отозвался Барнард своим детским голоском и еще по-детски коверкая произношение, - И папа тоже, - уверенно заявил мальчик, глядя на Светлость большими голубыми, как у отца, глазами. Он замялся на пару мгновений, но дополнил свой ответ, - Обещаю, - слова его звучали уверенно, и мальчишка явно в них не сомневался. Ему всегда хотелось проявить себя, но пока исключительно ради родителя.
Барнард с интересом ловил каждое слово отца. Дети, несмотря на то, что на мир смотрят совершенно иначе, никогда не упускают того, о чем при них говорят. Они слушают и запоминают, и если не сразу начнут пользоваться своими знаниями, то в будущем – обязательно услышанное всплывет в памяти. Но то, что говорил старший Кардидд мальчику определенно льстило. Он все так же уверенно кивнул ему в подтверждение.
Это продолжалось, пока отец в порыве не схватил его. Барнард ойкнул от неожиданности, но в какой-то степени даже привык к тяжелой родительской руке, такие же тяжелые руки были и у его учителей, которыми отец снабдил сына. Стало больно и неудобно, а папа все не выпускал, что Барнард весь извертелся в его руках, но помалкивал, видимо, чуя, после всех этих разговоров и похвалы, что сейчас совсем не время проявлять слабость.
Наконец его отпустили, и Барни, насупившись, оказался в руках сестры.

+2

65

- Я очень - очень храбрая девочка! - Айлин зарумянилась от похвалы при том при взрослом человеке. И только где-то в глубине кольнуло воспоминание о блуждании ее в столице и горьких слезах, пролитых из-за усталости. "Да, потому что я устала, потому и плакала. А так бы не стала плакать. Я же храбрая, как все Стейси".  Она правда обещала всем и каждому, что будет слушаться маму и Серен, если только найдет их, но уже совсем позабыла об этом. Рядом с мамой легко снова быть храброй.
Раздувшись от гордости малышка едва не пропустила самое важное сообщение в своей жизни.
- Почему дикую? Вы дикие? Все??
Айлин загорелась этой мыслью. Если дочерям герцога можно быть дикими и их мама это не запрещает, значит и Айлин может быть хоть чуточку дикой. В дикости была своя особая романтика, которая тянет любого ребенка к приключениям.
- Мааааам, а можно мне то же быть дикой?? Может быть я то же дикая? Ну хоть чуточку...!, - затянула девочка, прыгая с ноги на ногу и выпуская невидимые коготочки. О диких людях Ай слышала от отца. Иногда, когда ей удавалось пробраться в пиршественный зал незаметной, как тени в полночь, девочка слушала рассказы о "диких людях за валом. Не воспитанных (а разве она хуже их! почти совсем не воспитанная девочка по словам Серен), грязных (если ее не мыть, то ...) и бесстыжих (нууу.....) Она даже мечтала выбраться за вал и повстречать кого-то из них. Спросить не нужна ли им маленькая почти совсем дикая девочка. Оказывается, дикие люди есть и поближе. И даже в ее роду! Вот чудо то.
- Мама, а дикие Стейси да? - это была практически единственная надежда на возможные поблажки. Ведь Стейси роднили ее с этой незнакомой девушкой. И если приглядеться, она очень красивая, милая и наверно дикая девушка. Айлин серьезно взглянула на кузину. "А по виду и не скажешь". Она внимательно посмотрела на свое платье. Может быть ей досталось чуть больше от диких Стейси? Вдруг. Ну, должно же ей повезти!

0

66

- Расти на глазах у вассалов? Вне всякого сомнения лучше... Но только если бы мы могли доверять этим вассалам полностью, - спокойно отметил Виллем. Он проводил взглядом молодого Кардидда - взглядом внимательным, цепким, но ничуть не давящим. Напротив, в нём герцог видел себя - в раннем детстве, конечно же. Такой же непоседа и неслух, но в будущем - хорошая опора и поддержка, каким всю жизнь был и остается его отец. Таким же был бы на его месте сам Виллем. Герцога куда больше насторожило бы, если совсем юный ребенок стал бы почтительно выслушивать и внимать словам чужого для него человека. Из смирных и послушных детей не всегда вырастают верные, чаще - себе на уме, а то и вовсе трусоватые.

К счастью, Барнард таковым не казался. Освободившись из рук отца и обещав, что им будут гордиться, он тут же насупился в руках у старшей сестры. Впрочем, внимание старших теперь не должно было его тяготить - граф и герцог задумались о более важных, или вернее, насущных делах. Тем более что им уже поднесли полные кубки. Приняв свой, Виллем сразу же, как заждавшийся вина голодавший, жадно отпил.

- Я достаточно верю вам на слово, чтоб не затягивать с выступлением для осмотра к валу. Поэтому выпить можно... Но напиваться мне не стоит. Вполне возможно, я отбуду уже завтра... - задумчиво произнес Виллем. На самом деле он уже знал - не "возможно", а почти наверняка он отбудет на север на рассвете. В военных делах сутки могут выграть решающую роль. Сколько баталий было проиграно из-за опоздания на дневной переход или не поспевшего на три часа подкрепления? Это не с доставкой рыбы на рынок опоздать.

- Я надеюсь, Его Величество простит мне отлучку, если вы поможете мне успокоить его нервы? Я думаю, слухи... ну, не о войне, конечно же, а скажем, о проседании Вала из-за разлива ручья или просто от времени - как считаете, достаточное оправдание для срочной отлучки верного и озабоченного безопасностью страны герцога на вверенный ему пограничный рубеж? Вы же понимаете, граф, что вам донесли эти слухи, и я, обеспокоенный ситуацией, решил лично проверить. Как-никак, это моя обязанность - содержать Вал и все укрепления на нем в полном порядке... - отпив еще немного вина, Виллем задумчиво отстучал три четких, негромких удара кубком по столу.

- Вам же стоит остаться. Во-первых, если мы уедем оба, то в слухи про обрушение вала не поверит никто. Во-вторых, вам надо будет смягчить гнев короля, если он возникнет.Я попрошу об этом и свою сестру, ну а вы все же старый и верный воин, ваши слова будут иметь для него вес... А на совсем крайний случай вы будете знать настоящую причину отлучки, и если я не вернусь с Вала - расскажете все его величеству, - тихо добавил герцог.

0

67

Откровенно говоря, ее племянница мало что пояснила. Вернее не более чем на треть. Эйлис боялась, что у нее уйдет слишком много времени, что бы понять, кто из близнецов есть кто. Тем более, что было не ясно, выдастся ли ей возможность поболтать с покинувшей их маленькое общество Алессой. Вряд ли по своей натуре обе девчонки Хантингтон были так же похожи как и внешне. Но если это все же так, будет совсем сложно определиться.
- У вашего отца в роду были близнецы? - поинтересовалась Эйлис, у своей юной племянницы. - Кажется в роду Стейси не было, хотя не берусь говорить за род нашей матери, об этом лучше было бы расспросить герцогиню. Я не застала нашу матушку в сознательном возрасте, а отец, кажется, слишком мало вникал в "женские вопросы". Ему было достаточно, что ее семья имела хорошую репутацию и дала за ней приданное, а сама она нарожала ему детей.
В глубине души Эйлис жалела, что в годы юности рядом с ней не было матери. Возможно она бы удержала ее от многих ошибок, совершенных из-за своей доверчивости и неопытности.
Тем временем шутка про дикую кровь из уст леди Роуан обернулась настоящим кошмаром.
- Нет, моя радость. - проговорила она, ласково гладя дочь по волосам одной рукой и придерживая за руку другой. Так было меньше шансов, что она исчезнет внезапно. Если Айлин была на горизонте, Эйлис волей-неволей приходилось дарить ей большую часть своего внимания. - Я не думаю, что леди Роуан кто-то позволяет быть дикой. Скорее всего напротив, матушка старается научить ее смирять это свое качество и вести себя как настоящая леди.
Эйлис оглядела свою племянницу, стараясь выбрать в ее облике что-нибудь, что можно использовать как пример для маленькой непоседы.
- Смотри, какая у твоей кузины красивая вышивка на платье - сказала женщина, указывая на рукав Роуан, где красовался вышитый герб Хантингтонов - наверняка она потратила много сил и времени, что бы сделать такую красоту, а значит она очень много времени проводит за вышивкой, что бы достичь такого мастерства. Ты можешь попросить ее научить тебя вышивать так же красиво.
Краем глаза Эйлис заговорщицки подмигнула леди Роуан. Даже если она не имела отношения к вышивке (что был о маловероятно), ей требовалось лишь подыграть своей тетке.
- Я очень волнуюсь. - тихо добавила она племяннице - Я почти не помню своей сестры и это немного пугает меня. Двадцать лет - очень большой срок.

0

68

Непривычно было возвращаться домой, если это место ещё можно было назвать домом, а процесс – возвращением, а не посещением. Возвращать принца пока что никто не собирался, его привезли на смотр, прикрываясь удобным поводом, по крайней мере так думал сам Филипп. Изображая максимальное безразличие на всём пути от Клайда до столицы с королевской резиденцией, принц с нетерпением ждал окончания путешествия. Когда их немалый кортеж пересёк границу Даркленда и Орленда, юноша начал пристальнее наблюдать за обстановкой вокруг, будто по состоянию дел в герцогстве его брата можно было бы понять, насколько оправданы слухи о его беспечности. Беспечности или незрелости? Филипп уже и не помнил, что слышал, но, в любом случае, для понимания ситуации надобно помнить положение дел в прошлом, а молодой принц за несколько лет успел позабыть, какого было в этих местах раньше. Трава столь же зелена, земля – столь же коричнева, да замки всякого рода знати на тех же местах и с таким же количеством трещин в стенах, сколько и было раньше.
Спустя время они наконец пересекли условную границу Орленда и Глостера – того самого, который формально принадлежал Филиппу на птичьих правах. «Родные хутора» показались ещё более незнакомыми, чем предыдущие, а чувства, будто принц оказался дома, не возникло. Кто сейчас был большим гостем? Артур, не единожды посещающий эти местности или юноша, рожденный здесь и отосланный восемь лет назад? Усмехнувшись от этой мысли, Филипп безмолвно провёл всё оставшееся время, пока они не добрались наконец-таки до столицы.
Город, где он родился, мало чем изменился в памяти Филиппа, а может он попросту его толком не помнил и выдавал ныне увиденное за прошлое? Кто знает. Въезд во замок и церемония, столь же грандиозная, сколь и унылая. Увидеть брата было отрадно, хотя первым делом принц подумал о том, что сброшенные парой месяцев назад килограммы мог подобрать этот амбал. «Нет, серьёзно, чем кормила матушка своего первенца, что он вымахал в глыбу мышц? О некоторых сказали бы, что их матери съели книги, оттого они умные, тогда уж наша матушка не слезала с редьки, если она придаёт сил, как говорят некоторые повара» - подумал про себя Филипп, не отводя взгляд от брата, пока тот обменивался лживыми любезностями с принцем Клайдским. Стоять за спиной дяди, будто он один из его родственников (даже невзирая на то, что это было так) – сущая пытка.
Наконец, подошла очередь и Филиппа. «Ваше Величество» - твёрдым, но учтивым голосом поприветствовал принц брата, как только дошла до него очередь. Поклон, каких не отвешивали даже самые лицемерные слуги, должен был показать глубину почтения. Казалось, юноша может с легкостью дотянуться рукой до обуви и стряхнуть пыль, а спина сразу же заныла от непривычки: в тренировки не входило поклонение противнику. Подняв глаза, Филипп с улыбкой отстранился, дав возможность другим засвидетельствовать своё приветствие королю, ну а после все разошлись до той поры, пока не грянул долгожданный пир.
Очередная торжественная процессия, в ходе которой герцоги и все кто младше приветствовали короля со вдовствующей королевой, Филиппа да принца Клайдского. Стоя с краю этого ряда высокородных носителей голубой крови, принц никоим образом не выдавал каких-либо эмоций, учтиво и сдержанно принимая приветствия и всякого рода пожелания, если таковы были. Под конец пир был объявлен официально начатым.
- Надеюсь, Их Величества не собираются держать нашу принцессу необрученной ещё семнадцать лет. Почетный возраст уже, а жениха на горизонте нет, - в полголоса делился с соседом Филипп. Сосед этот был из Клайда – один из немногих, с кем принц мог вести себя свободно и говорить то, что он думает если не обо всём, то о многом. Годами заслуженное доверие мелкого дворянина стала утехой для клайдского пленника и отдушиной в эти сложные годы. Собеседник лишь усмехнулся, глядя на принцессу, после чего почти незаметным жестом привлёк внимание принца к приближающейся персоне.
- Милорд, рад встрече, - с улыбкой и приподнятым кубком вина приветствовал типичное «Ваше Высочество» от незнакомца, чьего имени Филипп ещё не знал. Таковых незнакомцев в зале было больше половины, если не сказать меньше четверти знакомцев. Помимо родственников, которых принц знал в лицо или хотя бы поименно, юноша был знаком хорошо или не очень с высшим дворянством – самолично или через тех же родственников. Остальные же были не ближе, чем жители Каледонии, однако, в отличие от последних, их нужно было очаровывать. Чем можно впечатлить большое количество людей сразу, не тратя время на каждого из них? Турниром, очевидно! Турнир – это хорошо, а ещё лучше не принимать в нём участие, что и решил принц. Его, конечно, ещё не спросили, но решение он принял ещё до въезда в королевский замок. Лучше всеобщего впечатления может быть только разочарование – пасть под ударом умелого рыцаря будет совсем не то, чего ожидал принц от первых дней в большом свете. Начинать свой турнирный путь лучше с чего-то более мелкого, там и потери будут ощутимо меньше.

Внешний вид

Коричневый длинный (до бедер) камзол, обшитый золотыми шелковыми нитями и чёрные бриджи.

Отредактировано Филипп Уоллингфорд (2018-05-12 22:31:54)

+1

69

Виллем Карлайл
Барнард Кардидд
Ансгар Кардидд

Отыскать в толпе нужного человека было делом нелегким. Особенно если полчаса назад ты видела его первый раз в жизни, а времени что бы рассмотреть толком не было. Но хвала всем богам, громкое имя и титул сыграли свою роль и в конце концов искомое было найдено, пусть и с привлечением ряда сторонних обывателей.
Виллем Карлайл, герцог Леннокс был найден среди толпы сравнительно недалеко от королевского алькова, крепкого светловолосого мужчины, молодой белокурой женщины и светловолосого ребенка. Идентичный цвет волос окружения ненавязчиво намекал на связывающие их родственные узы. Судя по всему собравшиеся были заняты разговором, однако возложенная на нашу героиню миссия, вне всяческого сомнения, была важнее.
- Добрый вечер милорды, леди. - молодая женщина учтиво склонила голову перед гостями пира и обратилась непосредственно к герцогу - Ваша Светлость, Ее Величество королева Рената приглашает вас разделить трапезу вместе с ней. Мне велено сопроводить вас.
Она застыла молча, ожидая реакции герцога. Ну не пожелает же он сбежать, в самом деле.

0

70

- По тебе видно, что ты храбрая девочка, - Роуан улыбнулась своей кузине. Ее забавляло, насколько эта девчушка была бойкой и шустрой для своего возраста. Быть может, дочь герцога просто не так часто в последнее время общалась с детьми, вот и несколько отвыкла от их повадок и разговоров, но без сомнений можно было сказать одно - к воспитанию этого ребенка надо приложить много усилий, чтобы пустить ее энергию в нужное русло.
- Не скажу точно. Отец не слишком сильно вдавался в такие подробности. Даже если близнецы и встречались, то до сознательного возраста доживал как правило кто-то один. Иначе бы в нашей родословной это было известно, - брюнетка пожала плечами. Альфред, как и свойственно суровому северному мужчине, не особо увлекался воспитанием своих дочерей, предпочитая передать эту ответственность в руки своей супруге, что считал истинно верным. Веальда же не рассказывала семейное древо Хантингтонов вплоть до самых малейших деталей. Но тот факт, что они с Алессой обе дожили до брачного возраста по меркам сегодняшнего времени действительно вещь редкая. Может, они родились под счастливой звездой?
- Да, Айлин, твоя мама все верно сказала. Этот герб я сделала сама. Если ты хочешь, мы можем попробовать как-нибудь вместе сотворить что-то подобное, - Роуан кивнула тетушке, - Или же заняться тем, что тебе больше по душе. У тебя наверняка есть какие-то увлечения, я была бы не прочь узнать, чем тебе нравится заниматься. А еще, я могла бы научить тебя чему-нибудь другому, помимо вышивки, - девушка улыбнулась ребенку, понимая, что скорее всего девчушку Барнард посиделки за вышивкой вряд ли заинтересуют, - А насчет дикости, это ведь, не столько плохое поведение. Его можно трактовать по-разному. Например, дикостью можно назвать стойкость характера, особенно в тяжелые минуты. Скажем так, внутренний стержень, - Хантингтон подозревала, что после сказанного у белокурого ангела возникнет еще с десяток новых вопросов, это вызывало улыбку. Да и догадываясь, насколько тяжело ее тетушке, особенно будучи в положении, усмирять Айлин, Роуан решила перевернуть свою фразу, несколько приукрасить ее. Кузина все равно еще маленькая, ребенок, так что навряд ли запомнит их беседу надолго.
- Я вас понимаю, - северянка кивнула, - Думаю, матушка жаждет встречи с вами не меньше. Вам бы хотелось после сегодняшней встречи попробовать наладить связь? Понимаю, это не просто. Но семейные узы очень важны в наше время. Всякое может случиться.
Помолчав немного, дочь герцога добавила:
- Сожалею о вашем супруге... - сказала она это не слишком громко, чтобы Айлин не заметила, - Как вы себя чувствуете сейчас? - девушка имела ввиду беременность своей тети. В такой период женщинам не просто, а тут еще пир и, как удалось услышать Роуан краем уха, у Барнардов идут какие-то перипетии за земли или опекунство. Хантингтон не могла знать наверняка, ей было известно слишком мало, но даже этого было достаточно, чтобы понять, что нервотрепки сейчас выпало на плечи ее родственницы достаточно. По крайней мере ей так казалось.

0

71

Когда серьезный дяденька ушел Айлин даже на душе полегчало. Она обняла маму, прижалась к ней и весело передразнила уходящего герцога. А когда последние надежды на диких родственников снова не оправдались (от взрослых одни разачарования) уткнулась носом еще крепче. Что же жизнь такая сложная? В складках материнского платья пахло домом. Воспоминания щекотали душу. Ай потерлась носом и запах стал более явный, но все равно через минуту проходил. Прямо как надежды. Ей нравилось чувствовать материнскую руку на себе. С ней становилось как то спокойнее и безопаснее.
- Так я и знала, - тяжело вздохнула девочка, - только все учат - учат.
Свои слова Ай сопровождала горестно разведенными руками и недоумевающими вздохами.
Роуан в глазах девочки была такой же взрослой, как ее мама и понять, а точнее принять факт наличия мамы у мамы было ой как сложно. Единственное, что поняла девочка - чем дольше у тебя есть мама, тем лучше ты вышиваешь. Она подняла голову всматриваясь в мамины черты. Как сложно! Вышивать она не любит, но и с мамой расставаться не хочется. И Айлин пожалела Роуан. На что не пойдешь ради мамы, она снова обняла свою как можно крепче
- Вот как я тебя люблю!
И уже обращаясь к Роуан девочка выглянула из маминых юбок.
- Да вапще-то нет, - Айлин с сомнением покачала головой.
- Я бы лучше побегала. Может быть ты у тебя есть магическая монетка? А котенка? Я могла бы с ним подружиться.
Было бы интереснее найти кого-нибудь помладше кузины. Желательно дикого. Можно даже родственника раз уж с соседом Барни нельзя было пойти поиграть
- А у тебя нет маленькой сестры? - Ай с хитринкой посмотрела на сестру, - может быть брат??
Это в общем-то тоже нормально. Мальчишки конечно плаксы и нытики, и корчат из себя слишком много, но иногда с ними можно поиграть.  Она бы подговорила его найти Барнарда. Втроем то можно найти занятие поинтереснее вышивки.

0

72

Пиры и праздники были такой же родной стихией короля, как охота или военные упражнения. Эсмонд чувствовал себя как рыба в воде и когда ему представляли дворян, и ловя на себе взгляды гостей. Зависть мужчин, желание женщин, страх мужчин, бешенство женщин от того, что это не ее отпрыск сидит на троне Камбрии... Все это король мог чувствовать с детства, все это пропускал через себя, а повзрослев и научился анализировать. Он отлично смотрелся на троне: широкоплечий, сильный и здоровый, в прекрасном золотом венце и алом с искусной вышивкой одеянии. Он был добр со всеми, слушал тосты, пил неумеренно, сам произносил здравницы, улыбался и от души хохотал, но взгляд его то и дело скользил по тем местам, где он расставил своих гвардейцев. Мощные воины с топорами наперевес, они научились становиться незаметными и незаменимыми. Но на этом пиру его чрезвычайно интересовал и еще один человек...
– А где же наш возлюбленный брат? - осведомился монарх, поставив свой осушенный кубок на стол, чтобы паж снова  наполнил тот медом, и вальяжно развалился на троне.- Подать его сюда живого или мертвого! - прикрикнул Эсмонд и засмеялся, громким смехом заглушая разговоры в зале. Отыскав взглядом представленного утром брата, Его Величество указал на него, продолжая:
– А, вот ты где, принц Филипп. Подойди к нам. Подойди и расскажи добро ли тебя принимали при Клайдийском дворе. Да и чему научили тебя священники и мудрые учителя, поведай нам.- губы Эсмонда сложились в улыбку, которую описать весьма трудно, она была и вызывающе наглой и какой-то по-семейному теплой.

Отредактировано Эсмонд Уоллингфорд (2018-05-13 13:11:26)

+1

73

Застолье шло своим чередом, как и многие другие до этого. Звуки переплетенных разговоров, неоднозначных взглядов и перешептываний смешивались с музыкой, смехом и миллионами других раздражителей. Филипп, делая небольшие глотки, посматривал на всех с интересом, пытаясь распознать как можно большее количество собравшихся. Попытавшись тщетно найти прибывшие в свите принцессы Атию Уайтсоун, принц услышал, словно гром средь ясного неба, слова своего брата. Король беззастенчиво будто бы приостановил пир, чтобы призвать Филиппа – не пажом или слугой, а словом через всю залу. Разумеется, это должно было привлечь внимание многих, кто не был слишком занят перешептываниями, так что часть взглядов должна была направиться на принца. Дождавшись окончания речи брата, Филипп встал из-за стола, направившись к трону с королём. Легкая улыбка, наигранно теплая и доброжелательный взгляд в сторону, где обитало больше всего «клайдской процессии», с которой наследнику трона пришлось делить путь до столицы, будто бы отдавали честь Артуру, ведь вопрос короля касался и его.
- Сложно подобрать слова, чтобы описать гостеприимство и радушие, оказанное мне принцем и его семьей на протяжении всех этих лет. Столь добрых, заботливых и внимательных, - тюремщиков, - наставников попросту не сыскать на всём белом свете. Уступая, бесспорно, в пышности и величии двору Вашего Величества, Клайд компенсирует это живописной природой, уникальной и интересной историей, а также многочисленными увеселениями, способными скрасить досуг любого человека, кто только там побывает, - речи, преисполненные вежливостью и лицемерием, как всегда в подобных ситуациях не стоили ни гроша. Подойдя ближе к трону, Филипп отвесил поклон брату, после чего жестом попросил лишние уши отойти от трона и дать братьям остаться в относительном уединении, насколько это возможно на пиру. Подойдя вплотную и держа правой рукой кубок с вином, принц положил правую на спинку трона и наклонился к королю.
- Монахи, Ваше Величество, много наук преподают, одна из главных – математика. К примеру, отнять от двадцати шестнадцать будет четыре, - голос принца был учтив, но огрубел по сравнению с тем, как звучал во время официальной части, где задницу принцу Клайдскому в очередной раз обхаживали королевские регалии.
- Четыре года сверх ещё четырёх лет до этого я злоупотребляю гостеприимством нашего любимого дядюшки до такой степени, что его казематы скоро станут мне роднее Ваших. Иногда мне кажется, что Вы забыли о том, что матушка наша родила двоих сыновей, не говоря уже о том, что брат ваш вам до поры до времени остаётся наследником, - улыбнувшись, Филипп старался своим внешним видом не выдавать содержимое слов любопытным глазам.

0

74

Филипп Уоллингфорд

Эсмонд был... доволен братом. Даже несмотря на его вычурную вежливость, он рос воином. Пусть и был... поменьше старшего.
– Мы уверены, брат, что наши местные увеселения понравятся тебе, когда ты сможешь оценить их по-достоинству.- ухмыляясь, ответил Филиппу король, подняв кубок:
– За здоровье нашего брата и принца Камбрии - Филиппа, достойного и послушного сына своего отца и своего отечества. - прогремел по залу тост и, одним махом осушив кубок, Эсмонд гулко поставил его на стол. Как вдруг брат решил подойти к королю на расстояние удара ножом. Резким движением руки остановив уже сорвавшихся с места гвардейцев, стоявших за троном, король улыбнулся шире, совершенно не переменившись в лице, когда брат посмел ему дерзить.
– А эти христианские свиньи научили тебя работать языком так, что обкончается любая опытная шлюха в столичной таверне...- тихо ответил брату Эсмонд, проводя правой рукой по щетине на подбородке. В свете свечей блеснул золотой королевский перстень с огромным рубином в окружении бриллиантов.- Только вот не забывай, братец, что я не монах. Не я отправлял тебя к христианам и не смей упрекать меря в этом. Здесь тебе не Клайд, при дворе Камбрии нужно вначале доказать свою силу и жестокость. Только тогда ноги под подданными будут гнуться сами при твоем приближении.- король взглянул в глаза брата, продолжая мягко улыбаться, только светлый взгляд Эсмонда был полон кровавой решимости и непреклонной властности.
Махнув в сторону пажей и слуг, государь твердым голосом, чтобы было слышно за столом Клайдийского принца, приказал:
– Принести нашему брату стул. По рождению и положению на пиру он будет сидеть рядом с нашим Величеством.- произнес Эсмонд, щелкнув пальцами. Указав пажу на пустые кубки у себя и брата, монарх продолжил:
– Наша матушка и бывший регент считают, что мы - игрушка в их руках.- улыбнувшись, король перевел взгляд со совего кубка на брата, выдвюавая свой гнев небрежным движением пальцев по богато украшенной рукоятке меча.- - А мы, в свою очередь, не знаем на кого могли бы положиться в ситуации всеобщего предательства....- король говорил тихо, чтобы его слышал только лишь сидевший теперь рядом брат. Полупьяная улыбка, не сходившая с губ Эсмонда, его алчные взгляды на прислуживающих женщин и, конечно, количество выпитого алкоголя - все это морочило голову присутствующим на пиру, заставляло верить в веселье.
– Что же ты можешь ответить на это, брат?

Отредактировано Эсмонд Уоллингфорд (2018-05-16 19:32:38)

+1

75

- Приезжайте в Клайд, Ваше Величество, Вас тоже обучат такому искусству. А Вы сможете обучить жителей княжества Вашей хваленной целомудренности, которой позавидует любая шлюха в столичной таверне, - улыбчиво ответил Филипп, пусть внутри и всё бушевало от возмущения. Разговор пошёл по тернистой дорожке, а король, то ли из-за выпивки, то ли от отсутствия манер, начал выражаться далеко не самыми приличными словами. Увидев этого юношу не на троне, принц смог бы спутать его с сапожником, который пропивает все свои гроши в столичных тавернах, а свободное от работы и развлечений время проводит у лекаря, пожиная плоды своих походов по шлюхам.
- Тысяча извинений, Ваше Величество, если вас оскорбили мои слова. Вы однозначно не монах, - лучше уж был бы этот человек монахом, - подумал Филипп, сохраняя доброжелательное выражение лица.
- Нет, к христианам меня отправила наша леди-мать чтобы ты мог спокойно сидеть на троне не бояться удара в спину. Кажется, тебе было столько же, сколько мне сейчас, когда ты уже мог не оглядываться на мать и в любой момент вернуть меня ко двору, - Филипп более не скрывал своего недовольства, как своим внешним видом, так и голосом. Сидя рядом с троном брата, он впервые ощутил себя слово в своей тарелке: место, которое полагалось ему по происхождению.
- Не смей и ты обвинять меня в том, что я рос в среде христиан. Не я выбирал это, но все эти годы исполнял свой долг, не потому что ты король, а потому что ты мне брат. Если нужно будет ещё восемь лет просидеть в Клайде, я это сделаю, но мне нужно знать, что я это делаю не просто так. С того дня, как я прибыл в Клайд друзей у тебя там больше не стало, твоя власть не упрочилась, зато наследник трона, пусть и временный, в чужих руках, - Филипп смягчил свой тон, наклонившись в сторону брата. Он не искал конфликта и не собирался взыскивать с короля свои потерянные годы – они ушли и никакие титулы, земли или деньги не смогут их вернуть, как и семью, отчасти потерянную годами разлуки.
- Все люди с трудом расстаются с властью и наша матушка с экс-регентом не исключение. Ты ведь знаешь о тех слухах, что ходят в народе? Что ты избалованный мальчишка, когда власть сосредоточена в руках советников и вдовствующей королевы, - не сказать, чтобы принц особо интересовался слухами, но даже глухой не может не замечать их, - Если бы ты спросил моего совета, я бы ответил, что тебе надо устранить их от власти и уменьшить влияние. Наша мать привыкла к роли первой женщины двора, твоя свадьба могла бы решить этот вопрос, - как бы сильно Филипп не любил бы мать, в вопросах управления государством он старался трезво мыслить. Её опека может сильно навредить королю, а от появления новой королевы положение матери короля не ухудшится, разве что теперь она сможет полностью посвятить себя семье и её делам, но не государственным.
- Что же до бывшего регента, ему пора на покой. С почестями, наградами и всеобщим признанием он должен уйти. На его место тебе нужен преданный тебе человек, зависящий от тебя и не бросающий тень на твоё влияние. Исполнительный, скромный и знающий своё место, - первым делом Филиппу на ум пришёл его знакомый из Клайда, однако предлагать новую кандидатуру было преждевременно, как и вообще рассчитывать на то, что король прислушается к словам младшего брата.
- О предательствах, - Филипп перевёл взгляд на брата, - Если на слово мне не веришь, дай мне возможность доказать свою верность. Верни Клайду его наследника, а меня – ко двору. Несмотря на официальный титул, Глостер мне не принадлежит и толкаться локтями нам за этот кусок земли будет глупо – дай мне наместничество в другом месте, я набью шишки, научусь управлять землями и людьми и, кто знает, может буду тебе полезен, - глоток вина, дабы осушить горло после стольких слов, сказанных, возможно, напрасно.

Отредактировано Филипп Уоллингфорд (2018-05-17 21:13:58)

+1

76

Фрейлина склонила голову, пригласив герцога, и тот сразу же поднялся, на ходу спокойным долгим взглядом встретившись с графом. Даже не пришлось ожидать, пока королевская семья позовет его.
- Приглашение ее величества - честь для меня, - и Виллем шагнул из-за стола, направляясь к венценосным особам. А меж них, тем временем, гремели звонкие выкрики - вернувшийся на родину наследный принц Филипп был громко приветствуем его Величеством. Слишком демонстративно, чтоб даже неискушенный в интригах Виллем понял, что король не так пьян, как хочет показать. Видимо, братья искали общие воспоминания после многих лет разлуки. Хорошо что без Виллема - он ни капли не был заинтересован в интригах королевского двора, вполне реальная по словам графа угроза с севера волновала его куда сильнее. Да и если быть честным, вся правящая семья Виллему не нравилась ни на грош - что младший брат-иноверец, что его мать, что их брат и сын, занимавший трон - хотя бы оттого, что сохранил иноверцев вокруг себя, да и попросту не накопил того опыта, который должно иметь королю, если он не легендарный, прирожденный лидер. А чтобы быть таковым, мало уметь выпивать кубок вина залпом и орать достаточно громко на пиру. Как минимум - обеспечивать преданность вассалов, хотя бы самых крупных, к которым Виллем без преувеличения относил и себя.

- Ваше Величество, вы желали меня видеть? Примите мои поздравления с воссоединением семьи, - степенно и вежливо начал разговор герцог, поклонившись королю достаточно почтительно, но не раболепно. Затем он примерно так же поклонился в сторону вдовствующей королевы-матери, глядя на нее. О своем желании отбыть из дворца Виллем пока молчал, этикет требовал следовать воле королевы, тем более если она позвала своего вассала, а не упоминать о своих пожеланиях, нуждах и планах.

Отредактировано Виллем Карлайл (2018-05-22 16:10:32)

0

77

Королева разглядывала гостей и рассеянно слушает свою родственницу. Та была любезна, пожалуй даже слишком. Но не более того. Сын? Ах, да, Маркус. Прекрасный мальчик, - кивает она в ответ. С ним нет никаких проблем. Воспитание мальчиков в Клайде как и прежде выше всяких похвал. Как он показался при встрече, изменился? Королева - мать говорит о Маркусе, а думает о своем мальчике. Он был таким славным в детстве. Ей будет трудно принять его взрослым.
Кого пригласить первым? Рената беспокоится и о старшем сыне. В сущности оба мальчика выскользнули от нее. Так и должно быть наверно. Она смотрит на Силуэн, но спросить ее об этом не решается
- Прошу простить меня, гости ждут аудиенций. Всем что-то нужно от меня, - она мягко улыбается, чересчур лукаво для своего статуса.
- Приглашаю вас на утреннюю прогулку, моя дорогая, продолжим наш разговор в более приятной обстановке. Поговорим как матери.
Она поднимается, давая знать, что аудиенция закончена. И подзывает свою фрейлину.
- Прошу пригласить ко мне герцога Хантингтона с семье.
- Затем я жду герцога Карлайла.
- И служанкам быть расторопней, слоняются, как осенние мухи тут.

Первая встреча с подданными оставляет самое благоприятное впечатление. Где-то даже зависть. Образцовая семья. Рената запоминает девочек Хантингтон. Три девицы на выданье. Их нужно представить мое сыну Она кидает беглый взгляд на альков Его Величества и решает обождать. Сейчас не подходящее время.
Несколько минут она представлена себе. Мысли несколько улеглись. Это только начало - напоминает себе королева - мать. И все же первое впечатление захватывает ее полностью. Образец поданый в детстве самое лучшее приданое. А что с доходами на севере?

Второй посетитель тоже северянин. Рената смутно угадывает в нем знакомые фамильные черты. Нельзя назвать эти воспоминания радостными. Хотя ... Она вдруг живо представляет себя молоденькой девчонкой, полной надежд и переживаний. Она всегда знала, что будет королевой и эта ноша, хотя и оказалась тяжелой, была приятной. Рената отстаивала интересы своего сына и своей династии.
Она не вольно сравнивает его с главой предыдущего семейства и находит много общего. Это прибавляет симпатии к последнему из рода Карлайлов. Уже несколько лет он верно охраняет покой северных границ. И вид у него соответствующий - спокойный, сдержанный.
Королева - мать отвечает на приветствие герцога легким кивком головы и показывает место возле себя.
- Прошу вас, располагайтесь удобнее, герцог Карлайл. Мы, - Рената чуть-чуть приподнимает уголки губ, обозначая улыбку, - рады приветствовать вас в королевском замке. Вы сегодня один, без спутников? Но мне не терпится узнать, как там на границе? Расскажите все! - живо прибавляет она и подается вперед, слушать.

0

78

внешний вид

Льняное платье светлоголубого цвета, подобранное под грудью тонким кожаным поясом. Волосы собраны в переплетённые между собой косы и откинуты назад.

Когда Нелина была совсем маленькой и слушала рассказы матушки, королевский двор казался ей чуть не сказочным замком, а все -без исключения- его обитатели, если не богатыми, то точно влиятельными людьми. Сама баронесса. натура возвышенная и романтичная, при дворе никогда не бывала, поэтому не удивительно, что её рассказы больше походили на сказки. Нел в сказки не верила, даже в детстве, но тем не менее слушала внимательно. Позднее, девушке из захолустья казалось, что сделать удачную партию при дворе вопрос времени и ловкости. На деле всё оказалось несколько иначе.  Не сказать что Нелина отчаялась и отказалась от своих планов, она лишь серьёзно их пересмотрела, с учётом открывшихся реалий.
Во-первых, оказалось что возможности не так велики, хотя и не сравнимы с совершенно безнадёжной ситуацией дома. Во-вторых, пришлось столкнуться с проблемой конкуренции и весьма серьёзной. Ведь буквально каждая вторая фрейлина, не важно какого ранга, стремилась достигнуть примерно того же - сделать выгодную партию. У некоторых за спиной стояли если не влиятельные, то знакомые с придворными интригами родственники. А ей приходилось рассчитывать лишь на собственную изворотливость и удачу, да ещё немного на смазливое личико. Впрочем, красота вещь не надёжная и скоропортящаяся, особенно когда приходится вертеться, пытаясь исполнять свои обязанности. а иначе никак - без старания и связей вмиг лишишься места.
Необходимость смирять гордыню и прислуживать порой доводила похуже драных чулок и скудного обеда. Вот кормили здесь как раз хорошо и одежда тоже полагалась согласна статусу, пусть не шелка и бархат как у тех, кому посчастливилось родиться с золотой ложкой, но чистая и добротная. А если есть руки и голова на плечах, можно сделать жизнь не только сносной, но местами приятной. За прошедшие с её приезда полгода, Нелина успела освоится и, нет, не подружиться, скорее наладить взаимовыгодные связи. Однако к основной цели это её не приблизило. Но она ждала, уверенная что стоит выпасть шансу, она-то его не упустит.
Празднования подобные нынешним можно было считать шансом. во всяком случае многие девушки именно так их воспринимали, заранее готовясь показать себя приезжим мужчинам в наиболее выгодном свете. Кто-то собирался брать платьем, кто-то манерами. Нелина же рассчитывала на удачу. Её праздничное платье было довольно простого покроя, обрисовывая девичью фигуру, а его бледно-голубой оттенок выгодно оттенял цвет глаз. Справится с волосами ей помогла одна из фрейлин, правда ради этого пришлось пару недель всё свободное время тратить на вышивку - как результат, девушка теперь красовалась искусно расшитым поясом, а волосы Нелины были уложены в затейливо заплетённую косу.
Она уже пару часов сновала среди гостей, но помимо усталости, пары неприличных предложений вкусивших слишком много вина господ и отчаяния от того, что время уходит Нел успела приобрести только нагоняй за то что слишком зазевалась, рассматривая королевских особ. Вероятно поэтому продвигаясь по залу с тяжёлым кувшином и стараясь не слишком смотреть сторонам, во всяком случае пока не отойдёт достаточно от всевидящего ока госпожи Эннет, Нелина споткнулась о собственную юбку, чуть было не опрокинув кувшин.

0

79

Маневр Эйлис удался и она возблагодарила богов за это. Поняв ее намек (хотя не понять его было сложно), юная племянница не упустила возможности продемонстрировать родичам свои таланты. Это графиня одобряла. Что бы тебя заметили, стоит прилагать некоторые усилия. А то, знаете ли, всю жизнь можно в игру простоять. Впрочем, она надеялась, что леди Роуан это не грозило. Девушка была молодой и ладной, не лишенной женской привлекательности, да и ее родственные связи были весомым достатком, что бы в почете на рынке невест.
В этом деле главное не продешевить.
- Вы правы, леди Роуан - улыбнулась Эйлис, любуясь рукоделием племянницы - Нам, северянам, укрощать нрав сложно, ведь в родных краях он скорее достоинство, нежели недостаток. Его позволительно обуздать, но никогда не изничтожить. Но, иногда требуется немало лет, что бы осознать это и придти к нужным выводам.
С едва заметной усмешкой на губах, графиня кивнула на малолетнюю негодницу, цепляющуюся за ее юбки. Серен изрядно избаловала ребенка, да и возраст уже такой, когда следует найти няню построже.
- Боги дали нам с сестрой шанс удивиться и я думаю, что они благоволят нам в этом. Я очень рада знакомству с вами и вашими сестрами и смею надеяться, что встреча с сестрой будет так же наполнена радостью. На наш срок выпало достаточно невзгод. И я благодарю вас за участие. Год слишком малый срок, что бы смириться с потерей близкого тебе человека. Но, надеюсь, что скоро у меня будет еще одно живое напоминание о моем дорогом супруге.
О своем будущем ребенке Эйлис думала с неизменной улыбкой. Она всегда мечтала о сыне. Барнард тоже мечтал о нем. Айлин родилась крепкой и сильной, сумела пережить все хвори, выпавшие на ее долю. Она сильная, значит ее брат тоже будет сильным. Маленький граф Барнард.
Внезапное воспоминание о графе Кардидде заставило ее скривить губы. Этот высокомерный эгоист вздумал насмехаться над ее семьей, но она никогда этого не позволит.
- Вы уже познакомились здесь еще с кем-нибудь? - поинтересовалась Эйлис - Мне не удалось узнать, прибыли ли в столицу родственники моей матери, вашей бабки Фридегитт. Я хочу заняться этим после окончания пира. Если уж наводить мосты с родственниками, то сразу со всеми.
Маленькая юркая Айлин, казалось, никогда не уставала бегать и юлить. И даже сейчас, когда она просто цеплялась за платье матери, Эйлис чувствовала, как ее кипучая энергия буквально льется через край. Еще немного и она совершенно не сможет следить за ней.
- Быть может тебе стоит пригласить кузину прогуляться с нами? - спросила она у дочери, опуская на нее взгляд - Мы могли бы прогуляться по городу, или же вовсе выбраться за город.

0

80

Королева-мать поприветствовала герцога и указала ему на место возле себя. Упрашивать Виллема было не нужно - он подчинился ее воле, садясь подле нее. Затем - будничные, рядовые вопросы, предполагаемые этикетом и далеко не всегда говорящие об истинных целях спрашивающего. Она могла интересоваться только из вежливости, могла предложить ему принять ее в качестве гостьи этим летом или попросить Виллема возглавить армию, свергающую ее сыновей и делающуюу ее единоличной правительницей, если такого ей вдруг пожелается - и угадать ее истинные мотивы по столь будничным вопросам было в принципе нельзя. Само собой, это почти невероятно - но в любом случае, общие приветственные вопросы для герцога не значат ничего, как и его ответы для королевы-матери.

- Моя сестра Мелисса здесь, ваше величество. Она среди гостей, если вам угодно, я разыщу ее. Что же до Севера... Там прохладнее чем здесь, ваше величество, но тепло дружеских сердец столь же жаркое, как и тут. Увы, но если на то будет ваше позволение, вскоре я буду вынужден вас оставить - незадолго до нашего с сестрой отъезда крестьяне говорили, что в одном месте разлился ручей, и подмывает вал, грозя обвалить его. Я счел их слова крестьянской болтовней, но сегодня на пиру граф Кардидд фактически повторил их слова - и на этот раз я прислушаюсь, граф в таких вещах не ошибается... - Виллем говорил спокойно, ничуть не показывая беспокойства, которое испытывал. На смом деле и беспокоиться особо было не о чем - все, что говорил граф, могло все же оказаться сечением обстоятельств да мечтаниями вражеских дворян.

- Что же о прочем - Север не склонен меняться, ваше Величество. Скорее всего, на нем все так же, как было до моего рождения, и я смею надеяться, что и после моей смерти через сто лет будет так же. Разве что еще один ручей разольется... - позволил себе герцог легкую шутку. Он не видел возможности, в которой королева-мать может ему помочь, а потому посвящать ее в свои планы не собирался.

0

81

И они выпили. Кардидд так точно. Даже маленькому Барнарду досталось из кубка. Один лишь герцог пригубил напиток и остался к нему равнодушен.
Тяжело быть герцогом. Неблагодарное это занятие - сочувствовал Ансгар и трепал волоски сына, и завидовал сам себе. Хорошо устроится в жизни - искусство. А раз так, то он  настоящий искусствовед, познавший просветление и удачу.
- Иди Барнард, ищи сестру. Хватит ей уже, утомилась поди - он слегка подтолкнул мальчика в толпу веселящихся соплеменников.
Но в этот момент удача отвернулась от него, щелкнув по носу хвостом. Степенная молодая женщина поклонилась Вильяму Карлайлу и перечислила все достоинства, которыми страдал названный. Уже это само по себе добра не сулило. А дальше, как в плохом кино, посредине важного разговора, герцог без лишних слов последовал на прием к королеве. Кардидд только присвистнуть успел. Подслушивает что ли? Ведьма Холодок пробежал по загривку и комом встал в горле. Да, ну эту столица. Может ее свита и мысли читает? Кардидд глянул в след женщине и бросил ей в спину кубок, разумеется повернув при этом градусов на 30, чтобы даже случайно попасть не смог. Ведьма
- Мы не договорили, Ваша Светлость! - граф надеялся, что его услышали. - это действительно важно
Надо проследить за тем, чтобы он не удрал до этого
- Барни! Барнард Кардидд! - сложив руки рупором, граф с воплями ходил по залу, разыскивая своего отпрыска, - паршивец! Иди же сюда, щенок. Никогда не дозовешься, когда он нужен
Вино все еще не лезло в глотку, а выпитое до этого просилось наружу. Голова шумела и на языке кошки нагадили, а малыш растворился в толпе. Выпить! - постановил Кардидд.
И тут кувшин практически упал ему в руки.
- Прелесть моя, как же ты во время, - граф просиял, прижимая кувшин к груди.
- Как зовут мою спасительницу? - он помог девушке обрести устойчивость и наполовину облегчил ей ношу.

0


Вы здесь » В шаге от трона » Да будет пир! » Королевский пир с 21:00 до 21:30


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC