Актуальная информация
Дорогие гости и игроки, нашему проекту исполняется 4 года. Спасибо за то, что вы с нами.

Если игрок слаб на нервы и в ролевой ищет развлечения и элегантных образов, то пусть не читает нашу историю.

Администрация

Айлин Барнард || Эйлис Стейси
идет набор [подробнее ...]

Полезные ссылки
Сюжет || Правила || О мире || Занятые внешности || Нужные || Гостевая
Помощь с созданием персонажа
Игровая хронология || FAQ
Нет и быть не может || Штампы
Игровые события

В конце мая Камбрия празднует присоединение Клайда. По этому случаю в стране проходят самые разнообразные празднества.

В приоритетном розыске:
Наместник Бринмора, наследная графиня, фрейлины, Марк Кардидд, "королевский" друид, наследный принц Филипп

В шаге от трона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В шаге от трона » Летопись » Баронство Леверия, замок Стронг, утро 17 апреля, 1587 года


Баронство Леверия, замок Стронг, утро 17 апреля, 1587 года

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Барон Рэйл Стронг, узнав о произошедшем накануне, запретил жене покидать свою комнату. Принц Глостер и его свита, провели ночь замке. Наутро предстоит много дел - похоронить убитого накануне Макколли, побеседовать, наконец, с хозяином дома, и отправиться в дальнейший путь. Только вот будет ли возможность повидаться с баронессой?

+1

2

Боль бывает красная и черная. А лихорадка - всегда красная. Это Айт знал, как никто другой. И не испытывал уже потребности обращаться к лекарям, или друидам, чтобы распознать малейшие ее оттенки. За семнадцать лет в походах, стычках и сражениях, получив больше ран, чем мог бы сосчитать - он уже прекрасно знал - и ее признаки и почерк, знал, когда она перерастает угрожающие пределы, знал, как ощущаешь себя, когда, не достигая пика она сходит на нет, знал и медленную, невысокую, но выматывающую похуже смертельного жара вялую лихорадку, которая не сжигает, а словно бы медленно коптит тебя изнутри, вытягивает все силы, и держится с упорством, достойным лучшего применения. Знал также, что степень лихорадки не зависела от тяжести раны. Он видывал раны - и на своей, и на чужой шкуре, после которых, казалось, невозможно выжить, и которые, тем не менее - по странному капризу богов, заживали со сказочной быстротой. И видел не раз, как от простого пореза, царапины или даже занозы - начиналось нагноение, почернение, разгорался с неудержимой силой внутренний огонь, от которого не было спасения. Никогда нельзя было предсказать заранее, и он не знал, чем аукнется прижженная рана от ножа Макколли.
Рухнув накануне в кровать, он уснул почти моментально, беспокойным, рваным, горячечным сном. Временами просыпаясь, он слушал биение собственного сердца, пытаясь определить ход лихорадки, прижимался лбом к холодной каменной стене, пытаясь сбить жар, и снова проваливался в полузабытье, метался, сбросив покрывало, глядя расширенными, невидящими глазами в темноту. Откуда-то сквозь полудрему чудились чужие голоса.
Мучительно хотелось пить.

- Воды... Нэнне...
- Заткнись, урод...
- Нэнне, пожалуйста... я хочу пить...
- Я сказала, заткнись, ты мешаешь мне спать.
Жар. Темнота. Тяжелая боль в висках, жар раздирает горло, распирает лоб и виски, заживо спекает глаза..
- Эоган... Нара... кто-нибудь.... пожалуйста..... пожалуйста, кто-нибудь.... воды.... пожалуйста.....
Глаза жжет. Слез нет, они высыхают, не успев скатиться, соль разъедает глаза. Неужели никто не слышит.
Воды.... боги... люди... кто-нибудь... пожалуйста.... воды.... ну хоть глоточек... пожалуйста...
Пожалуйста!!!!!!
Кто-нибудь....
- Может сдохнешь быстрее, образина.
В тумане плывет отвращение на жирном лице служанки. Откуда-то выныривает тощая, сморщенная физиономия. Седые патлы висят сосульками, провал беззубой улыбки разит гнилью порченых зубов.
- Воды..... пожалуйста....
Теперь это не старый Гейрт. Довольно щерится из тумана светловолосый юноша, крепкий, румяный, со здоровенными кулачищами, упертыми в бока. Перт...
- Чего-то желаете, ваааше высооочество?
- Пить....  пить.... пожалуйста....
- Да пожа-алуйста! Свеженькая, только что отлил!
Поднесенная чаша бьет в нос едким запахом мочи. Хохот
- В чем дело? Ты же хотел пить, уродец! Что, запашок мешает? А ты нос зажми. Другой-то не допросишься. Смотри, потом и этого не получишь.
Плывет, расплывается мир, тонет в хохоте, в тяжелых черных волнах боли, распирающей голову, плывет в багровых потеках под закрытыми веками.
Пить.... нет.... не попрошу.... Боги.... люди... за что... что я вам всем сделал... умру... не попрошу... умру... скорее бы...пожалуйста.... скорее...

- Пожалуйста... - почти бессознательно прохрипел в пустоту Глостер, и вздрогнув, распахнул глаза.
Темнота. Но теперь уже не мальчишка-уродец, а взрослый мужчина, смотрит в темноту широко раскрытыми глазами. Молча. Научили молчать годы, боги и люди.
Холодная каменная стена слегка облегчает жар. Горло, кажется, растрескалось, но воды в комнате нет.
Ничего... скоро настанет утро.
И снова тяжелый сон, мучительной полудремой заволакивает сознание, беззвучно шевелятся губы, только вот нет никого, и слава богам, что нет никого. Боги все-таки существуют. и иногда все же бывают милосердны.
===
Утро ползло медленно, сменяя черноту - синевой, синеву- серостью.
Ночная лихорадка отступала медленно, словно засев в висках, в позвоночнике под затылком, мерзкой слабостью во всем теле, и вялой, глухой болью в голове, от которой уши казались забитыми изнутри грязью, а мысли ворочались с чуть ли не физическим усилием, словно живые существа на ложе из каменной крошки.
Рука коснулась рукояти меча, лежавшего рядом. Жест почти священный, ежедневный, ежеутренний.
Надо встать. Позвать кого-то... потребовать воды... побриться... привести себя в порядок.
Сил в руках после ночного жара -не больше чем у десятилетнего, ноги дрожат.
Ничего... от воды все пройдет... Должно пройти.....
Горячий висок прислоняется к спасительному холоду стены. Комната плывет перед глазами.
Ничего... сейчас... все уже почти прошло, это просто слабость. Позорная слабость. Сейчас... сейчас я с ней справлюсь. Только... только еще мгновение... сейчас...

====
- Чего-нибудь еще изволите, Ваше Высочество? - Финн старался не смотреть на побуревшие потеки крови на левом боку рубахи, но нет-нет, да взглядывал  - то на них, то на горб,скрывавший полголовы.
- Ничего, благодарю. - Глостер положил бритву на каменный выступ под распахнутым окном, за которым разгорался рассвет, промокнул лицо куском холстины, бросил ее на спинку стула, и повернулся к слуге - Мои люди уже проснулись?
- Да, Ваше Высочество, завтракают. Вы спуститесь к завтраку с господами, или желаете у себя откушать?
При мысли о еде мутило. Лихорадка спала, но не отпускала окончательно, постукивала молоточками в висках, мерзкой, тошнотворной тяжестью расползалась по телу. К вечеру жар снова поползет вверх, он это знал. Завтрак... спуститься? Там будет леди Элис...
Только не в таком виде.
- Кружку молока и ломоть хлеба. И еще воды, будь добр.
- Слушаюсь, слушаюсь... - забормотал слуга, берясь за бадейку и пятясь назад, как заправский рак.
- Погоди. Как тебя... Финн...
- Да, Ваше Высочество.
- Барон вернулся?
- Да, Ваше Высочество. Еще вчера вечером, к ночи.
Чтоб тебя баргесты сожрали, старый хрыч.
- Хорошо, ступай. Передай моим людям, что мне нужен Гардар. А остальные, пусть собираются, да поживее и будут готовы. - Глостер опустил закатанные рукава рубахи, и поглядел на слугу. Тот потупился - Спроси у барона, когда я могу поблагодарить его за гостеприимство.
- Сейчас.. сейчас...
Финн исчез за дверью. Айт управился с завязками на рукавах, натянул камзол, и подошел к окну, машинальными движениями выпарстывая из-под воротника длинные волосы, и застегивая крючки. В его вопросе переданном через слугу, была утонченная вежливость, вкупе с едва уловимой издевкой. В плане учтивости, барон оказался в двусмысленном положении - ему полагалось первым нанести визит гостю, коль скоро гость этот - принц королевской крови. Но сделать этого он не мог, потому что гость уже спал, когда хозяин вернулся. Айт вообще-то мог бы и не напоминать о себе, и дождаться визита хозяина, но ему не хотелось ни терять времени, ни щадить нервы старика. С чего бы?

+1

3

Визит знатного гостя в замок Стронг принес абсолютно не те плоды, на какие рассчитывал старый барон. А все потому что его жена оказалась куда более бестолкова, чем ему казалось. Если еще не так давно старик радовался успешному браку на зависть соседям, то сейчас все больше осознавал, что жениться на юной девице с ветром в башке вместо разума было очень опрометчиво. Как всегда в погоне за красотой он, мужик, не заметил главной проблемы.
Теперь непутевая Элис сидела под замком (он уже объяснил служанкам, что баронессе нездоровится и велел подать завтрак ей прямо в покои), а потом, осведомившись у прислуги,  проснулся ли его гость, решил нанести ему "визит вежливости" аккурат перед завтраком. Уж его-то челядь подождет. Дети - тем более.
Оказавшись перед покоями принца, барон велел одному из его людей доложить о его приходе, полагая, что тот не откажется принять хозяина замка.
- Ваше Высочество, милорд - он нетвердым шагом приблизился на расстояние пары метров и, не взирая на старость и немощность опустился на одно колено перед гостем. - Я рад видеть вас, в моей скромной обители. Я надеюсь, что у вас не было недостатка в ресурсах и уходе и что вы не побрезговали нашим простым угощением.
Слуги доложили, что накануне принц ужинал вместе с домашними, но к завтраку он спуститься отказался. Вряд ли его смущало присутствие барона или его сыновей, а значит причина была в чем-то ином. Возможно в ранении, о котором говорила жена.

+1

4

Айт вернулся от окна к столу, когда в комнату вошел барон, и даже бровью не повел, принимая приветствие старика, лишь склонив голову обозначая ответный поклон. Он был бледен, и выглядел измученным, после ночи, проведенной в лихорадке, остатки которой не отпускали до сих пор, но глаза, хоть и глубоко запавшие, смотрели спокойно, без каких-либо эмоций во взгляде.
- Встаньте, барон - горбун протянул старику руку, потому как подняться, опираясь на клюку, в его возрасте было не так-то легко, но не взял его за руку, предоставляя тому самому решить - примет он помощь или нет. А когда старик поднялся - он указал ему на стул, приглашая сесть, а сам отошел на пару шагов, к столу, на котором все еще лежал закопченный кинжал, чтобы вдвинуть его в ножны. В этом жесте не было ни намека на этикет - скорее немой язык воина. Негоже держать поблизости обнаженную сталь во время разговора, если не желаешь этим намекнуть, что готов пустить ее в ход.
- Я благодарю вас за гостеприимство, которое нам оказали в вашем замке, барон. - кинжал вошел в ножны со скрежетом. Приставшие к почерневшему клинку ошметки паленой плоти, которые он вчера ночью был не в состоянии счистить - явно не были предусмотрены мастерством кузнеца. Оружие с тихим стуком опустилось обратно на столешницу, а Глостер продолжал, все так же спокойно, не отражая в голосе ни симпатии, ни недоброжелательства. - Мы получили здесь и стол и кров во время вчерашней грозы. Я предложил бы вам благодарность более весомую, нежели только мои слова, если бы не опасался этим предложением оскорбить вас, поэтому в дополнение к моей благодарности, от души призываю благословение богов на ваш дом

0

5

Вид у принца Глостера и вправду был неважным. Чего бы там у них не случилось (интересно, женушка растреплет подробности дела, если ее хорошо подергать?) последствия сказались на визитере не лучшим образом.
"Надо бы прислать к нему какую-нибудь из дочек, ту что посмышленее. Пусть поухаживает за важным гостем. Авось наухаживает себе приданное, или еще чего".
Оставалось только прикинуть, какую из своих куриц прислать. Отказов, в отличие от жены, он не боялся. Если он прикажет, она не то что пойдет - она побежит. А все ради того, что бы в хлев к свиньям жить не сослал.
Протянутая рука принца вызвала в нем недолгие колебания. В конце концов гость был во власти лихорадки, которая, без сомнения, сожрала большую часть его сил. Но руку он принял, более опираясь на свою клюку, нежели на нее. Излишне гостя напрягать. Но и обижать не стоило.
- Оставьте, Ваше Высочество. - молвил барон, присаживаясь. - Принимать у себя в доме людей короля - это уже почетно. Принимать в доме вас - честь сравнимая, разве что, с приемом Его Величества.
Впрочем визиту принца Глостера барон обрадовался больше. К королю-то наверняка не подпустят так близко и без свидетелей переговорить не дадут. Только кланяться издалека заставят. И на мгновение задумавшись он сказал:
- Двери моего дома всегда открыты для вас.
Теперь нужно было найти удобный предлог, что бы коснуться интересующей Рэйла темы. Ох, и мудреная штука эта дипломатия. Потому она в юности и предпочитал махать мечем.

+1

6

- Рад слышать это, господин барон. - Глостер оперся ладонью о стол, и остался стоять. Он смерил фигуру старика взглядом, прикидывая - сколько ему может быть лет. В эту эпоху редко кто доживал до столь преклонного возраста, разве что друиды. Седины, клюка, немалый возраст - должно быть в молодости Рэйл Стронг отличался поистине лошадиным здоровьем. Да и сейчас, несмотря на возраст и хромоту он вовсе не походил на развалину.
Странные же шутки порою шутят боги с людьми.
Неожиданно ему пришла в голову мысль совершенно иного рода, хоть ничем и не проявившись ни в спокойном, безэмоциональном взгляде, ни на лице. Он попытался представить как господин барон исполнял свой супружеский долг, и, сознательно отбросив все мысли об Элис Алинор как таковой. Был ли способен барон на это сейчас, или супружество их было номинальным? Учитывая слова молодой женщины о том, что он - единственный кого она видела без рубашки, кроме собственного мужа, вроде как свидетельствовали о проведенных ими совместно ночах. Что ж, если он не пользовался молодой женой лишь в качестве грелки, а являлся ей супругом не только номинально, но и по факту - то сей момент заслуживал некоего удивления и даже уважения.
Впрочем, эти мысли мелькнули фоном и пропали.
- Как я уже сказал, мы получили тут кров и стол, и я благодарен вам за это. - продолжил Глостер, все тем же ровным голосом, не спуская с барона спокойного, тяжелого, изучающего взгляда. - Но обстоятельства вынуждают меня спросить еще об одном проявлении гостеприимства. Мне надо похоронить одного из моих людей. Сегодня. Долг гостя обязывает меня спросить - дозволите ли вы похоронить его в ваших землях?

+1

7

Говаривали, что принц Глостер лести не любил. Редкое в наши дни качество. Впрочем и сам барон после произошедшего накануне не был настроен расточать гостю медовые речи, хотя при иных обстоятельствах такой грешок за Рэйлом водился. Но сейчас приходилось решать проблемы более насущные и в кои веки иметь при себе чуть меньше притворства, чем это было обычно. Главное, что бы слуги не увидали, да и дети тоже. А то еще догадаются, что хозяин их не такая развалина, как они привыкли думать.
- Мои земли в вашем распоряжении, милорд. С вашим человеком произошла неприятность? - участливо поинтересовался хозяин дома - Я надеюсь, что мои люди не замешаны в этом? Если так, то я велю публично пороть всех, кто так или иначе замешан в этом деле и по справедливости наказать виновника. - и секунду промолчав, он добавил - иной раз слуги ведут себя так, словно забыли, кому они обязаны своим положением и своим существованием.
Вот например вчера вечером он узнал, что его слуги распустились и совершенно отбились от рук в его отсутствие. И дал твердую установку, что если его драгоценная жена не сможет показать этим дурням кто в доме хозяин, то он выгонит всех. Начиная с жены. И заведет тех, кто не посмеет оспаривать его авторитет в этих землях, покуда он жив и ясно мыслит.

+1

8

- До сих пор я полагал, что люди обязаны своим существованием богам, - довольно безразлично отозвался Глостер, присаживаясь на край стола. Лихорадка еще давала о себе знать, и явно вновь разгорится к вечеру, сидела где-то внутри, словно бы проходилась ледяными пальцами по спине, подкатывала мерзенькой слабой тошнотой к горлу, и выступала липкой испариной на висках, заставляя дышать чаще обычного. Деликатность барона едва не заставила его усмехнуться. Вот уж действительно, с человеком произошла маленькая неприятность, раз его требуется похоронить - точнее и не скажешь.
- Не пеняйте на слуг, господин барон. Напротив нас встретили с утонченным гостеприимством. А что касается моего человека... - он безразлично пожал плечами - Новобранец, недостаточно усвоивший дисциплину, которая требуется от солдата коронной армии, и меры наказания которые следуют за ее нарушением. Развезло его когда после долгой дороги и грозы попал в тепло и выпил доброго эля. Стал болтать лишнее, а потом и с ножом на меня полез, так что пришлось его задушить.  Оно и к лучшему, незачем было марать ваш дом кровью балбеса, не обучившегося элементарной понятливости. Так что благодарю вас за разрешение, милорд. С вашего разрешения я похороню его где-нибудь, где его кости никому не помешают, а потом мы отправимся дальше. Не хотелось бы обременять вас столь многочисленными гостями долее необходимого.
Он говорил о смерти Макколли с искренним равнодушием. Жизнью больше, жизнью меньше, небеса не оскудеют, и земле тяжести не убавится. Там где любой другой человек мог опасаться возмездия за убитого, если не от королевского правосудия, то хотя бы от родственников - принц Глостер вовсе не брал подобное в расчет.

0

9

Слова принца в который раз говорили о том, что не все на самом деле так, как болтают. Говаривали, что отряд принца Глостера выделяется на фоне других, которые люди знающие презрительно именовали "сбродом", отличался всем, чем только можно, да и отношение к гвардейцам было соответствующим: почет и уважение лучшим войнам и доблестным солдатам своего командира. Но оказалось, что овчинка выделки не стоит и люди принца оказались таким же сбродом, которые были готовы полезть с ножом на первого попавшегося человека, даже своего командира. От этих мыслей становилось неуютно и очень хотелось поблагодарить Эзуса, за то что этим утром он проснулся в своей постели целым и невредимым. А казалось бы пускал под свой кров приличных людей. Оставалось только гадать, насколько вообще слухи об этом человеке были правдивыми? Если его не боятся его же люди, то кто вообще боится? И стоит ли боятся
- Люди полны неожиданностей, милорд - сухо кивнул Рэйл, - И далеко не все отвечают добром на проявленное добро. Пусть кости вашего человека покоятся там, где никому не придется проливать над ним слез. Я рад слышать, что вас приняли достойно, и что к моим людям у вас нет претензий. Быть может у вас есть какие-то иные вопросы или просьбы ко мне, или к моей скромной обидели? Мы рады служить нашему королю.
Что из себя представлял король Рэйл не знал, нового видеть не доводилось. Вот слава Арго гремела во всех концах страны, а об этом молодчике от не слыхал ничего определенного, хотя регулярно интересовался сплетнями из столицы. Одни говорили, что юный король, под влиянием матери-ведьмы погрузился в изучение жуткой южной религии, другие вещали, что он не вылезает из женских постелей, третий, что он слабоумен и не показывается из дворца. Иными словами ничего определенного, чему бы хотелось верить.

0

10

- Рад это слышать. - так же сухо отозвался Глостер, которому не слишком понравился тон старика. Еще какие-то просьбы, ишь ты. Прав он был, сто раз прав, считая любезность ненужным излишеством. Глядите-ка, стоило пропустить в своей речи пару вежливых оборотов, так этот барон, мелкая сошка, уже возомнил о себе, похоже, невесть что. Впрочем, возможно тот просто по старости лет был туг на ухо, или же и вовсе никогда не отличался гибкостью ума, раз счел  "долг гостя вынуждает меня спросить" - снисходительную любезность принца, имевшего полное право попросту потребовать - за просьбу. Вот уж воистину, самомнение человеческое неизмеримо, любая жаба в своем болоте ощущает себя королем. Вот и урок на будущее. - Поскольку служить королю - это долг каждого. Нет, милорд у меня нет к вам вопросов, и я не хочу сверх меры отнимать ваше время.
Он встал, недвусмысленно намекая на конец аудиенции. Любой бы на его месте, наверное прибавил бы к этому "не могу ли я быть вам чем-либо полезным" но Глостер не стал этого делать. Он уже произнес подобное предложение единожды, в самом начале разговора, и не считал нужным повторять. Ненужная любезность, ненужные потери времени. Это вон, при дворе принято любую вежливость повторять раз по триста, и не редкостью было увидеть двоих, занятых взаимными расшаркиваниями по доброму часу, а то и дольше. Он терпеть не мог подобных вывертов. Поблагодарил, предложил номинально ответную любезность, и на этом все. Айт предлагал что-либо, как и предупреждал за провинности- лишь один раз. Кто не воспользовался или не внял - ему до того не было ни малейшего дела.

0

11

Уловил ли гость смысл его слов - Рэйлу было невдомек. И хотя старость сделала барона любопытным словно девица, он еще не выжил из ума окончательно. Лезть на рожон было совершенно не в его характере даже теперь.
Об одном слухи не врали: Его Высочество действительно был скуп, когда доходило до слов и предпочитал хранить гробовое молчание в этом кратком диалоге. Ну что же, Рэйл тоже не особо был в настроении устраивать диферамбы в это утро. В любое другое он, наверняка бы попытался побыть хорошим хозяином, но текущая ситуация скорее вынуждала его как можно быстрее обратиться к делу.
Принц встал, тем самым дав понять, что ему больше нечего сказать. Лаконично.
Впрочем у Рэйла тема для беседы еще оставалась, особенно теперь, когда с условными любезностями было покончено.
- У меня есть к вам одна крайне необычная просьба, милорд. - кряхтя проговорил старик, поднимаясь со скамьи, постукивая при этом клюкой - Я буду крайне признателен, если возвратившись в столицу вы и ваши люди, в особенности, умолчат о том факте, что нашли приют в моем доме. А так же что я и обитатели этого замка имели честь быть знакомы с вами лично.
Конечно, если в итоге принц согласится прищемить языки своим воякам, то это решило бы много проблем сразу. Но готовиться стоило к самому худшему. Ну, например, к разводу.

+1

12

Вот такого поворота Глостер никак не ожидал. Он недоуменно вскинул бровь, пытаясь понять - что стоит за этой непонятной просьбой. Уж не выжил ли старик из ума? С чего вдруг ему понадобилось утаивать самый обычный факт? На своем почти пятимесячном пути, принц со своим отрядом останавливались на ночь во многих замках, когда те попадались по пути, и никому и в голову не приходило пытаться сделать тайну из их визита. Но тогда, во имя всех богов - что несет этот старик?
Глостер нехорошо сощурился, впившись в глаза старика тяжелым, неподвижным взглядом.
- Промолчать о том, что мы нашли приют в вашем доме? С чего бы это, господин барон? - его голос стал совсем ледяным -  Неужто вы, так красноречиво утверждавший о том, какая честь для вас принимать нас в своем доме, и, если уж на то пошло, о вашей почтительности королю и власти - стыдитесь того, что оказали самый обычный долг гостеприимства солдатам короля, которому вы так беззаветно, по вашим словам, преданы? Или для вас - позор - оказать гостеприимство принцу королевской крови и главнокомандующему армией, застигнутому грозой? Ин-те-рес-ные дела. - протянул он почти по слогам, а в темных глазах заблестели очень нехорошие холодные огоньки. - Ваша просьба весьма смахивает на оскорбление, милорд Стронг. Должен ли я отнести его на свой личный счет? Что для вас такой уж позор принять под своей крышей - горбуна? Или на счет Его Величества - что вам стыдно оказывать гостеприимство солдатам короля? Поясните-ка, окажите любезность.
- Его глаза сощурились еще больше а холодная вкрадчивость в голосе не обещала ничего хорошего. Глостер не зря имел репутацию безжалостного человека. И если господин барон не вывернется из непростого переплета, в который сам же угодил - дело могло закончиться для старика самым печальным образом.

0

13

Оскорбление? Одни боги знали, сколько же сил стоило Рэйлу не рассмеяться. Этот сопляк, у которого еще молоко на губах не обсохло смел говорить ему про оскорбления. Ему, ветерану гражданской войны, который проливал кровь за короля, когда этот юнец еще не возвестил о своем прибытии в этот мир из материнской утробы детским воплем. И этот выскочка, которого он любезно приютил в своем доме дал кров и ночлег, разделил с ним трапезу, как он ему отплатил?
- Я верно служил вашем деду, Ваше Высочество. - медленно и четко проговорил Рэйл принцу - Я сражался за него и королеву Эйрен с войсками МакНамары. Я был верным вассалом вашего дяди - короля Арго и буду верным слугой его сыну. B вам, человеку верному короне я готов служить чем смогу. - тяжко выдохнув, старик отставил затекшую ногу и, опираясь на свою палку. Вести диалог стоя в его годах было тяжко, но беседовать с принцем сидя он более не собирался. кто знает, что еще он сочтет за оскорбление. - Но времена, когда я был воином канули в лету. И единственное, что мне предстоит защищать сейчас - это честь моей семьи. Вчера моя супруга была так добра к вам и вашим людям, что забыла об осторожности. Этот проступок может стоить баронессе ее репутации. Со вчерашнего вечера мой замок стоит на ушах и я не сомневаюсь, что мои люди уже донесли сплетни о вас и баронессе до ваших людей. Сегодня вы покинете эти стены и больше не вспомните о случившемся. Леди Элис же никто не даст об этом забыть. Пара порок на конюшне заставит моих людей придержать языки. Но если ваши люди разнесут о случившемся по столице и Глостеру, едва ли найдется дом, где баронессу согласятся принимать.
Вчера Рэйл убедился, что молодость и глупость идут по жизни рука об руку. Одним своим неосторожным поступком Элис свела на нет всю свою нужность. Он взял ее в дом, что бы она вела хозяйство, но она позволяет служанкам смеяться над собой и игнорировать ее приказы. Он взял ее на зависть соседям, но если история получит огласку, с ней носу из дому не покажешь.
Он замолчал на минуту, и протерев глаза рукавом рубашки, добавил:
- Я стар и мне недолго жить с этим позором, Ваше Высочество, но баронесса молода, а этот инцидент может погубить ее будущее.

+1

14

Ледяная маска в которую сковало лицо принца постепенно сменялась выражением неподдельного изумления. В другое время он попросту спросил бы - в своем ли уме его собеседник. Однако, старик говорил столь сдержанно, спокойно и подробно, что сомнений в его рассудке вроде бы не предвиделось. Схлынул и гнев, возникший было от его непонятной просьбы.
- Была слишком добра и забыла об осторожности? Стоит ей репутации? Сплетни обо МНЕ и баронессе? - Глостер криво усмехнулся. - Обитателям замка, которые как вы выразились "стоят на ушах" следовало бы пооборвать эти самые уши. И языки заодно. Не будь я гостем в вашем доме - так бы и сделал. Но уж потрудитесь напомнить вашим домочадцам, что за сплетни подобного рода об особе королевской крови можно очень крепко поплатиться. Меня не волнуют досужие выдумки, и любому другому я бы попросту указал бы на дверь, безо всяких объяснений. Но уважая ваш возраст, и долгую службу нашему дому... - он расстегнул пояс, кинул его на стол, расстегнул несколько нижних крючков камзола, выпорстал из штанов рубаху и повернулся, показывая старику глубокий, до черноты, свежий ожог на ране, пропоровшей ему левый бок в двух дюймах выше талии. Воспаленные, покрасневшие, припухшие края сходившиеся во втянутую, черную корку обугленной плоти свидетельствовали о глубине и серьезности раны.
- Вот то единственное, в чем ваша супруга, как вы выразились "забыла об осторожности". - сухо прокомментировал он вслух - Она прижгла рану и тем спасла мне жизнь. И вашу, между прочим, тоже. Как по-вашему, что стало бы с вашим домом и домочадцами, если бы я умер от кровопотери под вашим кровом? А так бы и случилось. Я отправил своих ребят восвояси задолго до того как понял - насколько серьезно кровотечение, и звать бы их снова, просить о помощи - уж точно не стал бы. Вы воин а значит знаете толк в ранах. Судите сами - возможно ли с подобной раной, и уж тем более с ожогом - совершить хоть что-то, что дало бы пищу слухам.  - он заправил рубаху, и принялся застегивать крючки камзола, не отводя от старика прямого, уверенного, холодного взгляда.
- Мои люди в глаза не видели хозяйку замка, ни в момент приезда, ни вечером. Не общались ни с вашей челядью, или с вашими словоохотливыми невестками. Они вышли из пристройки лишь на мой зов и вернулись обратно, там находятся и до сих пор, ожидая распоряжений. И о чем бы не болтали ваши домашние курицы - это дело лишь вашего дома.
Глостер застегнул пряжку ремня, и плотно сжал губы, глядя на старика. Все-таки было в нем что-то величественное сейчас. То, как спокойно и последовательно, с полной откровенностью он рассказывал всю эту чушь, вероятно, хорошо зная, что вызовет гнев, но тем не менее был честен. И представив себе то, что было недосказано - Глостер мог понять и остальное.
Каково было старику узнать о том, что его жена провела какое-то время наедине с гостем. Пусть горбуном - но принцем крови. Каково было заподозрить юную жену в измене? Да еще когда сам - стар и слаб, и не можешь призвать к ответу того, о ком сплетничают? Хуже не придумаешь.
- На этом мои объяснения должны бы завершиться.  - продолжил он негромко, глядя в глаза старику. - И это было бы высшим проявлением любезности с моей стороны. Однако - я ценю то, что вы были честны со мной, во всех мелочах. И потому - отплачу вам тем же.
Он извлек из ножен меч, резко провел режущей кромкой по левой ладони, и положил меч с обагренной кровью кромкой на стол, между собой и стариком, направив острие в сторону от обоих.
- Лишь для того, чтобы не оставить недосказанностей барон - Глостер поднял окровавленную ладонь - Под взглядами богов, я, Айт Уоллингфорд, принц Глостер, главнокомандующий армией Камбрии, клянусь, что ни словом, ни делом, ни взглядом не нарушил священных обязательств гостеприимства и не нанес урона чести барона и баронессы Стронг, принявших меня в своем доме, и призову к суду богов любого, кто осмелится утверждать обратное.

+2

15

Оставалось надеяться, что свои дни принц Глостер кончит в армии, будучи окруженный вояками и судьба не будет к нему жестока настолько, что бы сослать в замок и окончить дни управленцем челяди. Потому что, судя по его словам, он вообще не знал, как обращаться с людьми. Рэйл очень надеялся, что все это станет уроком молодому и горячему человеку. Что позволит ему понять, что в мире есть вещи неподвластные даже его контролю.
- Ваши шрамы вам стоит демонстрировать вашим людям, а не мне. - подчеркнул Рэйл, глядя на тело своего собеседника - Мне доводилось видать в этой жизни вещи и похуже.
В глубине души Рэйлу хотелось рассмеяться на слова принца о том что его люди не видели баронессу (неужели эта женщина снова отлынивает от своих прямых обязанностей по встрече гостей? В любом другом случае старик бы разозлился, но не сейчас), или, что еще веселее - что они не видели замковой челяди, что подавала им ужин. Но оканчивать свои дни так же как вчерашний воин Глостера барон не желал. Не хотелось проверять границы его терпения и угадывать которая из вспышек гнева станет для него финалом.
- Я верю что вы так же благородны и честны как и ваш дед, король Эсмонд, Ваше Высочество, а еще я надеюсь, что вы так же способны на сострадание, как и ваша бабка королева Эйрен. - выдохнул барон, слегка покачиваясь. - Когда-нибудь люди забудут об ошибке моей супруги, но пройдут годы, прежде чем я смогу представить ее другим, не опасаясь, что в нее начнут тыкать пальцами. Провинциальный замок не место для такой красавицы, но если вы не внемлете моим просьбам пощадить ее честь, боюсь нам с женой придется пропустить королевский пир и прочие празднества в Рейгеде. А бедняжка так хотела посетить столицу. - Все еще опираясь на свою палку, старик отвесил глубокий поклон своему гостю. - Я больше не смею задерживать вас своей пустой болтовней, милорд. Вам и вашим людям еще предстоит долгая дорога и вещи более заслуживающие внимание, чем я или моя супруга.

0


Вы здесь » В шаге от трона » Летопись » Баронство Леверия, замок Стронг, утро 17 апреля, 1587 года


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC