Актуальная информация
Дорогие гости и игроки, нашему проекту скоро исполняется 5 лет. Спасибо за то, что вы с нами.

Если игрок слаб на нервы и в ролевой ищет развлечения и элегантных образов, то пусть не читает нашу историю.

Администрация

Айлин Барнард || Эйлис Стейси

Полезные ссылки
Сюжет || Правила || О мире || Занятые внешности || Нужные || Гостевая
Помощь с созданием персонажа
Игровая хронология || FAQ
Нет и быть не может || Штампы
Игровые события

В конце мая Камбрия празднует присоединение Клайда. По этому случаю в стране проходят самые разнообразные празднества.

В приоритетном розыске:
Король Эсмонд II, принцесса Маргарет, фрейлины, Вилаф Стейси, "королевский" друид, Принц Глостер, главнокомандующий

В шаге от трона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В шаге от трона » Баллады и рассказы » Замок Каверия, 10 сентября 1586 года, день


Замок Каверия, 10 сентября 1586 года, день

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и дата: 10 сентября 1586 года, утро и далее
Место действия: замок Каверия.
Завязка сюжета: граф Орберт принимает вассальные клятвы баронов своего графства и дает пир.

0

2

Никогда еще большой зал в Каверии не был так красив. В камине были сложены большие поленья, чтобы, когда придет время вспыхнуть ярким пламенем, на стенах развесили гобелены, которые хоть и выцвели за давностью времени и были поедены молью, но вечером, при свете факелов все равно будут свидетельствовать о знатности и богатстве Орбертов.  На кухне всю неделю начищали медные и оловянные блюда, на которых будет вносится угощение.
Гости уже начали съезжаться, и во дворе было не протолкнуться от увеличившегося количества слуг, лошадей и повозок. Всем нужно было найти место, показать свое гостеприимство.
Каверия давным давно не была столь оживлена. Доминик недели две как вернулся из столицы, куда он ездил приносить вассальную клятву своему сюзерену, а теперь уже сам готовился принять подобные клятвы от баронов своего графства.
И никогда у Каверии не было столь молодой и красивой хозяйки. Доминик гордился красотой своей сестры, ее умом и обходительностью. На его взгляд в ней собрались все те качества, которые должна иметь идеальная женщина. Если бы Делия не была его родной сестрой, то лучшей жены он не мог бы себе и пожелать. Оставалось только надеяться, что в Камбрии сыщется еще такая же совершенная жемчужина.
Осмотрев зал, Доминик вернулся в свою комнату и достал из сундука небольшой ларец, привезенный им из столицы. Открыв его, он еще раз полюбовался на парные браслеты из серебра тонкой работы. Отменно! Как раз то, что нужно для той, которую он сегодня официально объявит своей наследницей. Случай в замке Линдхт наглядно показал Доминику, что все они во власти богов. Пока он не женат и у него нет сына, его сестра должна наследовать ему, и об этом он возвестит своим вассалам.
- У меня для тебя подарок, - вместо очередных слов приветствия, обратился он к сестре.
- Я привез его из столицы, но ждал случая чтобы преподнести его.
Орберт улыбнувшись, протянул сестре резной ларец . По возвращении домой он уже дарил ей отрез тонкого льна на плате, а этот приберёг для особого случая.

+1

3

Придать старому замку на утесе достойный вид и подготовить его к приему гостей – задача не из легких, но Делия справилась, не давая слугам ни сна, ни отдыха. И те, кто решил было про себя, что молодая хозяйка слишком неопытна, чтобы спрашивать со всех домочадцев по всей строгости, быстро понял, что это не так.
- Лентяи будут наказаны, самые трудолюбивые вознаграждены, - объявила она в первый же день, когда Доминик распорядился начинать подготовку к приему гостей, и сдержала слово.
Пару нерадивых слуг высекли на глазах у всех прочих – и работа сразу закипела. Делия почти не спала, зная, что никому не может доверить подготовку к празднику (старая кормилица умерла год назад), но зато ничто не уронит престиж брата в глазах баронов, их жен и их старших детей.

Она готовилась встречать гостей в темно-синем льняном платье, расшитом шелком. Приподнимаясь спереди, оно позволяло увидеть край нижнего платья, а подпоясывалось не под грудью, а зашнуровывалось сзади. Кроме того, разрезные рукава демонстрировали белоснежные нижние. Только белая траурная накидка, скрепленная на голове серебряным обручем, напоминала присутствующим, что семья Орбертов не так давно понесла непоправимую утрату.
В целом же юная леди Обрберт готовилась показать всем, что их род по-прежнему силен и крепок. Сильнее и крепче, чем когда-либо, потому что Орбертов двое, и вдвоем они будут сидеть во главе стола. Широкую деревянную основу водрузили на козлы, забросали лепестками цветов, а на скамьи бросили мягкие подушки – Делия все пальцы себе исколола, но им нужно было не просто быть гостеприимными, им нужно было удивлять, очаровывать, завоевывать своих вассалов… И они это сделают.

- Подарок? – улыбнувшись брату – тепло и любяще – Делия открыла ларец, и восхищенно ахнула.
На серебре, как живые, расцветали эмалевые цветы. Такой роскоши ей, выросшей в этом тихом месте, видеть не приходилось, хотя теперь ей и принадлежали по праву украшения матери и те, что сумели спасти из сгоревшего замка ее отца.
- Какая красота. Доминик, спасибо тебе…
Тонкие запястья девушки украсило серебро, брату достался поцелуй, и граф Орберт и его сестра приготовились встречать гостей.

Баронесса Вильгельмина едва-едва растолкала своего супруга. Еще и полугода не прошло с их свадьбы, а толстяк-муж предпочитал общество кувшина с элем ее прелестям, и это было вдвойне обидно – прелестями боги белокурую Вильгельмину не обидели.
- Приехали, пьяное чудовище. Да придите же вы в себя.
И, опираясь на руку служанки, со всевозможным достоинством выбралась из повозки.
У всех мужья как мужья, приехали верхом, а этот… ну конечно, как бы он пил всю дорогу сидя на лошади? Да и не выдержала бы бедная скотина такой ноши.
Чудовище, именуемое бароном Болтоном, то ли выкатилось, то ли выпало из повозки, счастливо рыгнуло, и подало руку жене.
- Надеюсь, у молодого Орберта хороший эль, - озабоченно высказал барон главную мысль, которая терзала его всю дорогу.
Баронесса закатила голубые глаза, но тут же натянула на лицо сладкую улыбочку.
Брат и сестра стояли в дверях залы, приветствуя гостей.
Улыбка стала удивленной, потом взволнованной, а потом кокетливой – когда пришло время ей поклониться хозяевам замка.
Боги, до чего же хорош… Повезет кому-то стать женой графа Орберта, а вот ей не повезло… Но, как говорят, лучше плохой муж, чем никакого мужа.
- Граф, леди Делия, я счастлива быть здесь, - прошептала она, глядя в темные глаза Доминика.
На его сестру она едва смотрела.
Как и на мужа.
Как и на всех собравшихся.

+1

4

- Рад приветствовать барона Болтона и вас, миледи, - поприветствовал Доминик своего вассала с женой.
- Он служил нашему отцу еще с тех времен, когда северный форт был простой дозорной башней и много сделал для того, чтобы на границе было спокойно, - тихо, вполголоса пояснил он сестре, ловя себя на мысли, что барон Болтон по большей части времени уделяет внимание бочке с элем, чем вверенным ему людям и граница.
- Барон Авелве с сыновьями, - возвестил дворецкий и на пороге появился убелённый сединами высокий мужчина, за спиной которого следовали сыновья, являющиеся молодой копией барона.
Доминик милостиво кивнул вошедшим. Авелве были их ближайшими соседями. Их форт, укрепленный вторым кольцом стены, более всего был похож на замок. Доминик должен был признать, что Авелве имеют лучшую стратегическую точку в его графстве, кроме того, если судить по докладу управляющего, именно семейство Авелве исправнее других платило налоги графской короне.
- Можно благодарить богов, что они наши союзники, - так же тихо шепнул он сестре, когда Авелве прошли в зал.
Оставалось ждать прибытие еще одного барона – Конора Флахерти, но не ясно было что его могло задержать в пути и Доминик подал знак дворецкому для начала церемонии принесения вассальной клятвы.
Затрубили сигнальные трубы и в зал внесли стяги с гербом Орбертов.
Граф Орберт в сопровождении сестры прошел в зал на сооруженный специально для этой церемонии помост.
- Я, граф Доминик Орберт, волею Его Высочества Филиппа Уоллингфорда, герцога Глостер утвержден в своем титуле и праве наследования земель. Я поклялся с честью служить своему сюзерену. Поклянитесь и вы в своей верности служить мне. По первому моему зову выходить на войну, конно, людно и оружно, с войском, набранным из населения вверенных вам земель.  Еже ли я попаду в плен, вам надлежит выкупить меня, как своего сеньора на свои средства. 
Доминик сделал паузу, внимательно всматриваясь в лица собравшихся. Многие годились ему в отцы и могли сомневаться в возможностях молодого графа. Он запомнит тех, кто сомневался и тех кто отсутствует здесь.
- Одновременно я провозглашаю своей наследницей свою сестру – Делию Орберт. До тех пор, пока у меня не появится законный наследник мужского пола. И до тех пор, пока в замке не появится графиня Орберт, именно моя сестра будет считаться первой леди графства со всеми вытекающими правами и обязанностями.
Если кто-то не согласен с моими словами, тот вправе покинуть этот зал, тем самым сложив с себя титул и вернув мне феод.
В зале воцарилась мертвая тишина, прерываемая только треском факелов. И снова заиграли сигнальные трубы.
Вся торжественность церемонии была нарушена шумом в комнате, ведущей в большой зал. Стража уже готова была встать на защиту собравшихся, как в распахнувшихся дверях появился молодой человек, который явно спешил. Весь его вид говорил о том, что он по меньшей мере сутки провел в седле и не удосужился не то что сменить костюм для церемонии, а даже снять дорожный плащ.
- Мой граф, прошу простить меня и позволить первому преклонить перед вами колени! – Молодой человек со всей горячностью, не давая опомниться собравшимся, пробился к возвышению и, сорвав головной убор, отбросил его прочь. Опустившись на колени начал свою речь:
- Я, барон Конор Флахерти, присягаю вам на верность, обязуясь служить вам верой и правдой, с честью, заботясь о благоденствии вверенных мне земель и безопасности границ. Обязуюсь по первому вашему зову явиться под ваши знамена.
Доминик немного опешил от такого хода событий, но вида не подал, а следую церемонии принял протянутые ему соединенные руки своего вассала, а потом, подняв его с колен положил руку на плечо.

+1

5

Решение Доминика объявить ее своей наследницей (до появления законного сына, разумеется), не было новостью для Делии. С братом они все обсудили заранее. Но все равно, леди Орберт чувствовала волнение, когда молодой граф объявлял всем присутствующим свою волю. Это было проявлением любви брата и его доверия.  И Делия готова была жизнью пожертвовать ради Доминика и его будущего. Мать была бы счастлива, узнай она, как крепко держаться друг за друга ее любимые дети.

От Делии не укрылось то, какие взгляды бросала на ее брата хорошенькая блондинка со сладким личиком, баронесса Болтон, запомнила она все, что сказал Доминик про барона Авелве, и нашла для него несколько теплых слов и почетное место рядом с братом. Его сыновьям-близнецам досталась улыбка леди Делии, вызвавшая румянец на красивых, открытых лицах.

Она стояла рядом с братом, пока он говорил речь, и чувствовала гордость – Доминик был красив, мужественен, в нем чувствовалась сила. Но не грубая сила, идущая напролом, а сила мудрая… да, мудрость была свойственна молодому Орберту, и сестра гордилась братом. И искренне считала, что ни один мужчина не сравнится с Домиником. Даже привлекательные братья Авелве, стоящие за спиной отца.

Церемония шла своим чередом и была торжественной, не смотря на то, что количество гостей в зале не превышало дюжины. Слуги уже стояли наготове, чтобы, после того, как клятвы будут принесены, обнести гостей вином и элем, поставить на стол блюда с дичью. Но внезапно ритуал, освященный временем и обычаем, оказался прерван и спутан внезапным появлением еще одного вассала.
- Какая дерзость, - возмущенно фыркнула баронесса Болтон, явно рассчитывающая на пиру оказаться поближе к Доминику.
Делия подавила веселую улыбку – мысли баронессы были для нее прозрачны, как родниковая вода.
- Да! – на всякий случай подтвердил ее муж, обводя мутным взглядом зал и оживляясь при виде кувшинов с вином и элем.
Дерзость… Но дерзкий был красив, молод, и потому находил оправдание в глазах Делии. Но, конечно, она молчала. Первое слово принадлежало Доминику. Всегда – Доминику.

+1

6

- Эх, душа моя, дерзость то дерзость, но этот выскочка как-его-там, опередил всех нас. Пойду ка и я, пока еще кто не заявился, - вздыхая и сетуя, барон Болтон вышел из рядов и чуть ли не кряхтя, опустился на колени перед новоиспеченным графом.
- Я, барон Болтон, готов служить вам, как служил вашему отцу.
Даже эта небольшая речь далась барону с трудом, а все проклятущая отдышка, забери ее Тевтат.
Орберт ждал продолжения речи барона, но видя как тот покраснел, не стал ждать окончания.  Хороший воин не обязательно должен быть красноречив, с него довольно умения владеть оружием и вести за собой людей, да следить за порядком в вверенных ему владениях.
- Займите свое место, барон, обратился Доминик к Болтону, решив, что позднее обязательно поговорит с ним и узнает, кто является его преемником.  Взрослых сыновей с ним не было, но наличие жены говорило о том, что наследник мог быть.
Что скрывать, баронесса Болтон была хороша и как знать, может нездоровье самого барона вызвано бессонными ночами, которые он посвящал стараниям на продолжение рода.
Барон Авелве с пренебрежением смотрел на Болтона, дожидаясь пока тот не освободит место перед возвышением. Наконец подошла и его очередь.
Авелве не торопясь, преисполненный достоинства, преклонил колени перед своим сюзереном. Речь его была проста и благородна. В ней не было той мальчишеской порывистости, как у Флахерти и уж вовсе не напоминала бессвязную речь Болтона, изрядно приправленную винными парами.
Доминик с почтением слушал речь барона Авелве, попутно запоминая его жесты и манеру держаться. Стараясь  не нарушить торжественности, исполнил свою часть церемониала, а когда все формальности остались позади, пригласил всех за стол.
Давно в Каверии не было на столе такого изобилия яств и напитков. Доминик, посоветовавшись с сестрой, не скупился на жареных на вертеле поросят, рыбу, которую запекли в тесте, не говоря уже дичи и о пирогах с различными начинками.
Делия сидела по левую руку Доминика, а по правую руку он посадил барона Авелве. Рядом с Делией место досталось Флахерти, и тот ей что-то увлеченно рассказывал. Под пыльным дорожным плащом оказался вполне приличный случаю наряд, да и манеры Конора были достойны. Когда принесли чашу для омовения рук, то тот не порывался отпить из нее, как и не размахивал руками, норовя попасть в соседа.
- До этого я только слышал об этом замке. И получив приглашение, как всегда поехал в Линдхт, но увидев там обгоревшие руины, понял свою ошибку и поспешил сюда. Я, как и ваш брат, лишь недавно получил титул после смерти отца. Всю зиму он болел, не переставая кашлять, а весной горлом пошла кровь и он скончался. Ой, простите, миледи, за излишние подробности. Поверьте, я не хотел.
Смутившись, Конор отпил вина и потянулся к ближайшему блюду отрезать себе кусок мяса.
Доминик почти не притрагивался к еде, и кубок его был почти полон. Он с увлечением слушал Авелве. Поистине было жаль, что у него не было таких бесед с отцом. Барон Авелве вспоминал и старого графа и его старших сыновей, рассказывал о совместных походах с отцом Доминика  во времена их юности, с теплом говорил и о первой жене покойного графа и о матери Доминика.
Чинную трапезу сменили заздравные тосты в честь короля, в честь герцога Глостер, в честь графа Орберта и в честь его сестры. Атмосфера за столом стала непринужденной и вскоре в зал явились музыканты. Началось время танцев.
Первый танец традиционно был исполнен соло хозяином и хозяйкой дома, а потом уже присоединились и остальные желающие. Из дам были: Делия, баронесса Болтон, незамужняя сестра Авелве, которая по большей части наблюдала за молодежью, и племянница барона, которую, как узнал позднее Доминик, взяли воспитанницей в семью и прочили в жены одному из близнецов.
Второй танец Доминик танцевал с баронессой Болтон, которая жеманно строила ему глазки, улыбалась и намекала, что не прочь узнать своего сюзерена поближе. Доминик не был юнцом, чтобы питать иллюзии насчет того что именовалось «поближе». Зачем отказываться от той, что сама чуть не лезет из платья? Но и поспешно давать надежду Доминик не стал. Под юбками у женщин все одинаково, а вот портить отношение с бароном он бы не хотел. Но с другой стороны, обет целомудрия он богам тоже не давал.

+1

7

Застольные беседы везде одинаковы. Воспоминания о днях минувших, рассуждения о днях будущих. Делии, впрочем, все это было внове, пока они жили в замке с матерью, пиров тут не давали, праздников не устраивали. За всю жизнь она была лишь на одном – в замке своего жениха, безвременно скончавшегося, мир его памяти. Но там она была гостьей, а здесь – полноправной хозяйкой. Конечно, когда-нибудь появится женщина, которой придется уступить это место, но главное, чтобы она была достойна брата.

И, да, кстати о женщинах. Баронесса так усердно подливала своему мужу эль, что тот вскоре потерял всякое соображение, де находится и зачем. Зато сама прелестная Вильгельмина так многозначительно улыбалась Доминику, что это заметили, наверное, все. Даже пара охотничьих собак брата и сестры, Дана и Дату, которые, на правах любимцев лежали в ногах хозяев, ловко подбирая кости, которые гости бросали под стол. Дана высунула морду, положила ее на колено Доминика и презрительно зевнула в лицо разохотившейся леди.
Делия потрепала между ушей Дату, пес лизнул пальцы хозяйки.
- Этот замок гораздо меньше, чем Линдхт, но мы с братом больше любим Каверию. Решать Доминику, но я бы лучше надстроила этот замок, а на месте пепелища можно было бы возвести форт, - ответила она барону Флахерти.
- Да, тут места красивее, - согласился Конор. – А что ваш брат, обручен с кем-то?
- Увы, нет.
Вид у Конора был такой, будто он хочет спросить еще что-то. Делия улыбнулась про себя, готовая поставить свои новые серебряные браслеты против посеребренных браслетов баронессы Болтон, что гость хотел узнать, помолвлена ли она с кем-то, но начались танцы.

Раньше кормилица ворчала на леди Орберт, которая учила дочь и сына придворным танцам – к чему им это? Но вот прошло время, и уроки матери пригодились. Первый танец Делия чинно протанцевала с братом, едва касаясь его руки кончиками пальцев, а на второй дала согласие одному из близнецов Авелве. Как их различают – только богам известно, оба одинаковые, как горошины в стручке.
- Прекрасный вечер, миледи. Граф Орберт – достойный сын своего отца.
- Воистину так, - кивнула Делия.
Вечер это только начало, завтра днем, как только гости отдохнут, предстоят долгие разговоры о податях, о пахотных землях, о вырубке леса, об охране и содержании дорог... Делия и Доминик решили, что не стоит ей присутствовать при этой беседе... явно. Зато никто не мешает ей подслушать все из маленького чулана позади зала. Традиции есть традиции, место женщины рядом с мужчиной и позади него, но никак не наравне и тем более, не впереди. Глупо пытаться менять традиции, но мудро попытаться их обойти.

Баронесса то и дело бросала быстрый взгляд в сторону мужа, но тот пил, ел, время от времени обводил стол мутным взглядом и совершенно не интересовался происходящим.
- Мой муж ужасно храпит по ночам, - заговорщицки прошептала она, красноречиво пожимая в танце пальцы Доминика Орберта. – И спит так крепко, что я никак не могу его разбудить. Поэтому я плохо сплю и иногда выхожу прогуляться по ночам... а что, ваша спальня, граф, далеко от гостевых покоев?
Голубые глаза графини блестели от выпитого вина и похоти, но при этом она успела мысленно прикинуть, что Орберты, похоже, отнюдь не бедствуют – вон какие браслеты на руках у сестры графа...
- Ваша сестра еще никому не обещана? – осведомилась она, меняя тему, понимая, что и так была чересчур откровенно. – Мой дядюшка недавно овдовел и ищет себе жену, мы могли бы породниться...

+1

8

Храп супруга, конечно достойный предлог для бессонницы и ночных прогулок, тем более, что сейчас вечера еще довольно теплые. Доминик пожал тонкие пальчики баронессы в ответ и словно невзначай прижался бедром к ее бедру.
- Если ваш дядюшка носит герцогский титул, то я бы попросил представить меня ему… , - многозначительно намекнул граф Орберт, что для своей сестры он видит иные перспективы, чем стать женой вдовца без титула.
Доминик действительно желал от брака своей сестры много. Как наследница графства, она могла претендовать на хорошую партию, и этот шанс упускать было нельзя. И самому Доминику, державшемуся до сего момента в тени, надо было обзаводиться связями и союзами, выгодными ему.
Окончившийся танец вынудил вернуться всех на свои места, а Доминик все больше и больше думал о бирюзовых глазах баронессы, ее белой коже и о губах красных, как поспевающая вишня.
- Вам нравятся наши собаки? – спросил Доминик Вильгельмину, подводя ее к столу, - одна из сучек недавно ощенилась и я могу предложить вам выбрать одного из ее щенков.
- Хотите? – понизив голос, спросил Доминик, пожимая на прощание пальчики баронессы прежде чем она займет свое место подле супруга.
Настал черед перемены блюд и двое слуг внесли в зал огромный пирог, украшенный сеткой и причудливыми завитушками из теста.
Доминик загадочно улыбаясь, ждал, когда его со всей торжественностью поставят перед ними с Делией, а после чего встал и, подав нож сестре, предложил его разрезать.
Об подобных пирогах он слышал, будучи в столице, но ни разу еще не видел. Повар, которому он рассказал об этой затее, долго чесал затылок, а потом так и эдак экспериментировал на кухне в строжайшем секрете от леди Дели и под хохот и шуточки остальных работников кухни.

+1

9

Сожалеющая и несколько кривоватая улыбка прелестной Вильгельмины дала понять графу Орберту, что если бы ее дядюшка имел герцогский титул, она бы и сама вышла за него замуж, такими родичами, знаете ли, не разбрасываются. Но, конечно, высоко метит граф Орберт, присматривая для сестрицы не меньше, чем герцога. Мысли эти были откровенно завистливыми, потому что когда сама баронесса ходила в девицах, никто не намеревался выдать ее за герцога, не смотря на все ее очевидные прелести. Да что там герцог... немолодого барона с любовью к горячительным напиткам ее родня посчитала вполне удачным вариантом.
Опустившись на скамью рядом с мужем, баронесса еще раз с горечью подумала, как несправедлива судьба... И что иногда нужно брать ее в свои руки.

- Чудесные собаки, - с деланным восторгом воскликнула она, протянула руку к лохматой морде, но передумала.
Морда смотрела откровенно недобро.
- С удовольствием приму ваш подарок и ваше предложение, граф!
- Только у наших собак черная шерсть без единого серого пятна, - с гордостью проговорила Делия, погладив Дату. Тот только ей позволял подобную вольность, ну и Доминику, разумеется. Остальные рисковали остаться без пальцев.
- Дату в одиночку задавит матерого волка. Брат зимой собирается устроить охоту, он обещал мне волчью шкуру в подарок.
- Граф, если решите поохотиться, я с сыновьями с радостью составлю вам компанию, - улыбнулся барон Авелве. – Леди Делия, среди подарков, которые я привез, есть несколько шкур огненной лисы, они будут вам к лицу.
Делия благодарно кивнула. В Каверии редко случались настоящие морозы, но зимний ветер с моря делал воздух влажным и холодным. Так что меха были не только роскошью...
- Вы очень любезны, барон.
- Жаль, миледи, что мой старший сын уже дал слово нашей родственнице, я был бы рад принять вас в качестве дочери. Но второй сын барона не пара единственной сестре и наследнице графа Орберта.
- Мне тоже жаль, барон, - вполне искренне ответила Делия.
- Зато я ни с кем не связан словом, - дерзко вмешался Конор Флахерти, о котором, признаться, Делия уже подзабыла.
Девушка выразительно приподняла смоляную бровь, дескать, вы не связаны словом, и что дальше?
Но определенно, Конору сегодня не очень везло на признания, или же он выбирал неправильное время, Доминик велел внести пирог.

Матушка рассказывала, что в на королевских пирах пироги делали в виде замков, огромных замков, украшенных орехами и кусочками фруктов в меду. Делия наивно предположила, что это, наверное, очень вкусно. На что матушка, рассмеявшись, призналась, что не очень. Сложные фигуры, оказывается, делали из черствого теста, дабы придать им твердость, а смазывали овечьим клеем.
Этот пирог был наисвежайшим и каждый мог в этом убедиться сам. Даже пьяница-муж баронессы открыл мутные глаза и выразил свое удовольствие этим зрелищем.
Право разрезать пирог было честью, Делия улыбкой поблагодарила брата, который сделал все, чтобы этот вечер доставил сестре не только хлопоты, но и удовольствие... А потом, из разрезанного пирога вылетела дюжина живых воробьев, заставив слуг и гостей восхищенно ахнуть.
Птицы разлетелись по зале, оглушительно чирикая.
- Восхитительно, - высказала свое мнение баронесса.
Пирог, как оказалось, состоял из двух частей. Верхнюю унесли, а нижняя, с яблоками, медом, орехами и дорогим в здешних местах изюмом, была разрезана Делией на равные куски.

+1

10

Живые птицы, вылетевшие из пирога, вызвали восторг среди гостей, а Доминик с довольной улыбкой посмотрел на сестру, которая собственноручно резала этот необыкновенный пирог. Поистине, это запомнится надолго. Об этом будут говорить не один месяц, а может и не один год. И каждый раз, вспоминая эту диковинку, будут вспоминать и имя Орбертов.
Конор Флахерти и вовсе был восхищен настолько, что готов был провозгласить черноволосую красавицу богиней, словно она сама сотворила это чудо. Барон Флахерти, еще недавно ревниво поглядывающий в сторону братьев Авелве, теперь, услышав от старого барона, что его старший сын сговорен, а второй сын не пара сестре графа Орберта, расцвел, что куст шиповника. Чем тогда он не жених для леди Орберт? Тем, что всего лишь барон? Так не каждому же родиться герцогом или графом. Обычно в каждой семье полным полно родственников, а вернее родственниц, для которых выгодные женихи расписаны еще с пеленок, так что можно не сомневаться, что если и есть где холостой граф или герцог, то к нему уже стоит в очереди целая вереница девиц на выданье, за которых хлопочут маменьки или тетушки. Особенно незамужние тетушки, которым самим не суждено было стать чьей-то женой и матерью. Обычно эти особы видели свое предназначение в том, чтобы устраивать счастье своих племянниц  порой даже против их воли.
Барон Флахерти уже предвкушал завтрашний день, когда он поговорит с графом насчет его сестры.  Пусть он сам недавно получил этот титул и хозяйственные дела баронства немного в плачевном состоянии, так это поправимо. Особенно с приданым леди Орберт. Вон какие затеи на пиру устраивают и наряды у обоих такие, что, наверное, и в столице не стыдно показаться. Но пуще всего Конор представлял, как он коснётся руки леди Орберт не только в танце, и она позволит называть ее по имени.  В своих дерзких фантазиях Конор дошел уже до поцелуя не только кончиков пальцев или подола платья леди Орберт, но он представлял как, заключив Делию в объятья, коснется ее губ. Нет, с такими мыслями ему точно не уснуть сегодня ночью. Опрокинув залпом кубок с медом, и вытерев губы кулаком, Конор решил, что если совсем невмоготу будет уснуть, то придется поспрашивать кто из служанок в замке посговорчив.
Предаваясь мечтам о недоступных прелестях леди Орберт и более доступных прелестях простолюдинок, барон не сразу и понял, почему за столом поднялась такая суматоха.
Барон Болтон, еще недавно аплодирующий полету воробьев теперь упал со скамьи навзничь. Лицо его было красным, что вечерний закат, из-под головы медленно растекалась пятно крови, а сам он жадно хватая воздух губами, не мог связать и двух слов, а только мычал что-то непонятное, пытался что-то показать рукой и не мог.
Сам Доминик видел, как барон Болтон внезапно упал, но был лишь раздосадован тем, что этот достойный (судя по его прошлым заслугам)  воин неумерен в питье. Но даже если его вассал не умеет сохранить трезвость, то все равно вправе рассчитывать на то, что его не оставят встречать рассвет под столом.
Понадобилось четверо слуг, чтобы поднять барона и отнести его в комнату, которая была предназначена для него с женой.
- Я сожалею, миледи, - Доминик подошел к Вильгельмине, чтобы немного приободрить ее, - вам придется провести всю ночь у постели мужа. Боюсь, что кроме повитухи никого из знающих в лечении поблизости нет. Я пошлю людей чтобы они нашли друида, но сами понимаете, что он мог уйти далеко в лес.
Граф не зная почему сожалел, что голубоглазой баронессе теперь не до выбора щенков.

+1

11

Что за напасть приключилась с бароном, Делия не знала, но роль хозяйки не забыла, устроила больного со всеми возможными удобствами, и даже велела позвать повитуху. Вряд ли она поможет чем-то, но все же…
Заметив, что все случившееся наложило на такой торжественный день несколько мрачный отпечаток, девушка успела шепнуть брату, что недурно было бы это исправить, и увезти мужчин завтра хоть на ту же охоту – у оврага видели следы кабанов, а это не самое желанное соседство. А женщин она займет беседой.
И, да, кстати о женщинах…

- Барон без сознания, брат. Нет нужды нашей гостье сидеть всю ночь у его изголовья, на то есть слуги. Баронесса, если вы хотите помолиться за выздоровление вашего супруга, то мой брат проводит вас в крипту.  Я бы сделала эта сама, но хочу проследить, чтобы все гости были устроены со всевозможными удобствами.
Под крипту была отведена полуподвальная комната в башне, уединенная и почти пустая, если не считать грубых изображений богов, к которым при необходимости можно воззвать. В замке имелось и тайное святилище, в пещере под скалой, но туда чужих не допускали.
Баронесса вцепилась в руку графа Орберта и залепетала что-то о том, что да, она жаждет молитв всей душой.

Пока Делия обошла гостей, пока уверилась, что все довольны приемом, прибежала повитуха, и, кажется, несколько огорчилась, что никто не рожает. Но на барона согласилась взглянуть.
- Слышала я о таком, - многозначительно кивнула она. – Это все дурная кровь. Она загустевает как мучной клей и не хочет течь по телу.
- И что делать? – нетерпеливо спросила Делия.
- Молиться, - изрекла повитуха. – Все в руках богов… ну еще пиявок можно поставить. Принести вам пиявок, леди?
Делия представила себе этих черных скользких тварей и содрогнулась. С другой стороны, может быть и правда поможет.
- Хорошо, неси.
Мелкая медная монетка перекочевала в сморщенную ладонь повитухи.
- А что, рожать в замке никто не надумал? – деловито спросила она, пронзительным взглядом осматривая талии служанок, отчего те краснели и смущались. – Нет? Ну зовите, если понадоблюсь.

Выпроводив повитуху, Делия решила спуститься в крипту, присоединить свой голос к молитвам, но, подойдя к двери и прислушавшись, поняла, что ее голос будет лишним. И что, возможно, услуги повитухи кому-то все же понадобятся. Где-нибудь к следующему лету.

0


Вы здесь » В шаге от трона » Баллады и рассказы » Замок Каверия, 10 сентября 1586 года, день


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC